Синдромологический подход к диагностике

Точная и ранняя диагностика наследственных болезней имеет важнейшее значение как для своевременного назначения полноценного лечения, так и для эффективного медико-генетического прогноза и предупреждения повторных случаев заболевания в семье. Поиски диагностических критериев наследственных нарушений были направлены на определение патогномоничных клинических или лабораторных признаков заболеваний. Несмотря на многолетние и многочисленные исследования, такие признаки были найдены лишь для единичных заболеваний (например, удлиненный интервал Q-T при синдроме удлиненного интервала Q-T, симптом кольчатых волос при синдроме с аналогичным названием, узелки Лиша при нейрофиброматозе 1-го типа, кольцо Кайзера-Флейшера при болезни Вильсона-Коновалова).

Таким образом, ориентация только на специфические признаки остается нереальной задачей и не решает проблему диагностики наследственных заболеваний. Клинические признаки подобных нарушений не отличаются специфичностью, и лишь их определенные сочетания служат опорой для дифференциальной диагностики как в группе сходных наследственных болезней, так и среди заболеваний ненаследственной этиологии.


Многие наследственные нарушения носят характер синдромов. Частоту синдромной манифестации можно объяснить развитием заболеваний, исходящих из определенных зародышевых листков. Так, частое сочетание поражения нервной системы и кожи может быть связано с развитием обеих систем из эктодермы.

В связи с этим большое значение приобретает проблема выделения минимального диагностического симптомокомплекса обязательных признаков, а также необходимость учета отрицательных симптомов, исключающих диагноз. При его установлении предполагают соответствие типичной нозологической форме. Известно, что на этом этапе диагностики редких форм наследственных болезней существуют объективные сложности, не зависящие от уровня знаний и умений практического врача. Для этого необходимо выделить комплекс обязательных признаков или ядро синдрома, отделить его от менее распространенных дополнительных признаков, а также от осложнений и случайных сочетаний.

Возможности нозологической дифференциации на основе клинико-лаборатор ного анализа без патогномоничных лабораторных признаков можно представить на примере одной из форм органической ацидурии - метилмалоновой ацидемии .

На первом этапе изучения заболевания проводили анализ признаков по опубликованным описаниям больных.


Из литературы отбирали случаи по присутствию триады симптомов: рвота, летаргия , токсикоз . Эти признаки отмечены у больных в первых сообщениях, датированных ХХ в., хотя описания публиковали под другими названиями болезней. Необходимо было проанализировать характер и детали этих признаков, частоту их обнаружения у больных в последующих сообщениях, а также выяснить возможное существование других постоянных признаков этого заболевания. По указанной триаде были отобраны случаи для фенотипического анализа. Затем в этой группе с учетом типа наследования заболевания проводили дополнительный комплекс исследований. Была установлена 100% частота обнаружения трех признаков. Кроме того, отмечена высокая распространенность поражения слизистых оболочек, кожи и др.

На втором этапе была проанализирована клиническая картина у больных в собственных исследованиях и наблюдениях. У них обнаруживали широкий спектр признаков болезни. Среди них отмечали ряд постнатальных отклонений, а также патологические изменения внутренних органов - почек, кожи и нервной системы. У больных регистрировали нарушения нервной системы: задержку речевого, психомоторного развития, судороги, астеноневротический синдром и изменения на электроэнцефалограмме.


При многопрофильном обследовании больных, направленных в консультативные учреждения с диагнозом «перинатальная энцефалопатия» , вышеупомянутые симптомы рассматривали как симптомы или осложнения энцефалопатии. К последним относили не только обычные симптомы, сопутствующие заболеванию, но и более редкие изменения - помутнение роговицы и олигофрению .

Эти вторичные изменения, возникающие, вероятно, вследствие неполноценного функционирования митохондрий, не считают специфическими и до установления диагноза не рассматривают в качестве ее симптомов. Они по-разному выражены у больных и имеют возрастную динамику. Что касается отдельных симптомов, то они не имеют специфического характера, подвержены возрастной динамике, но в комплексе и на фоне других дефектов образуют характерный для метилмалоновой ацидемии признак.

Таким образом, выше описан процесс формирования синдромологического подхода к диагностике наследственного заболевания на основе глубокого анализа всех симптомов, обнаруживаемых у больных, и сопоставления их диагностической значимости.

Поскольку до сих пор практически не обнаружены патогномоничные признаки наследственных заболеваний, врачу чаще приходится сталкиваться с ситуацией, когда один и тот же симптом обнаруживают при нескольких и даже многих формах нарушений.


Например, более 150 форм наследственных заболеваний характеризуются симптомокомплексом нарушения слуха; более чем при 30 наследственных болезнях обнаруживают деформации грудной клетки в виде воронки или киля. Искривление позвоночника регистрируют более чем при 50 наследственных синдромах. Аномалии почек известны при 30 синдромах.

Чрезвычайно редко наследственные болезни манифестируют только моносимптомом. Именно поэтому задача врача состоит в том, чтобы обнаруживать при клиническом осмотре дополнительные признаки, существенно облегчающие дифференциальную диагностику. Например, при существовании у больного врожденного порока сердца необходим тщательный осмотр кистей верхних конечностей, так как обнаружение укорочения I пальца кисти или трех его фаланг вместо двух наводит на предположение о доминантно наследуемом синдроме Холта-Орама (синдром «рука-сердце»). Больные с этим синдромом часто бывают пациентами кардиологических отделений и клиник сердечно-сосудистой хирургии.

Резко выступающие надбровые дуги могут быть признаком синдрома фронтометафизарной дисплазии (Х-сцепленная форма остеодисплазии Мелника-Нидлса), а запавшая переносица - мукополисахаридозов или ахондроплазии .

Искривление нижних конечностей рахитического типа - результат не только классического рахита , как полагали ранее, но может быть следствием нарушения обмена в костях или процессов роста и развития хряща, отмечаемых при более чем 40 различных наследственных болезнях.

Огромное число наследственных заболеваний (более 300) сопровождается поражением кожи и ногтей (гипоплазию или дисплазию регистрируют более чем при 20 генетически обусловленных болезнях).


Синдромологический подход к диагностике наследственных форм патологических изменений в дерматологии особенно значим, как ни в какой другой области медицины.

Наследственные синдромы с вовлечением в процесс зубов постоянно встречаются в практике стоматологов. Не менее 20 наследственных синдромов сопровождаются изменением зубов (дистрофия эмали, неправильная форма зубов, сверхкомплектность, раннее выпадение, множественный кариес и др.). Дефекты зубочелюстной системы нередко обнаруживают при мукополисахаридозах, синдроме Элерса-Данло, пахионихии , фосфат-диабете , синдроме де Тони-Дебре- Фанкони и многих других.

Для педиатрической и медико-генетической практики осмотр детей, страдающих задержкой нервно-психического развития, - повседневная практика. Этот синдром обнаруживают при многих наследственных болезнях обмена веществ, хромосомных аномалиях, болезнях накопления, митохондриальных заболеваниях и более чем при 150 наследственных синдромах. Задержка психоречевого и моторного развития - прямое показание для обязательного исключения наследственной патологии у пациента.

Следует подчеркнуть, что для диагностики наследственных и врожденных заболеваний можно клинически обнаружить более двухсот внешних симптомов или отдельных признаков без привлечения дополнительных методов исследования. Нужно только стремиться к их поиску.

Естественно, что, в зависимости от профиля клиники, отдельные симптомы будут регистрировать чаще. В офтальмологическом отделении чаще будут обнаруживать симптомы поражения органа зрения, в ЛОР-клинике - нарушения слуха, речи и др. Именно поэтому чем менее распространено заболевание, сопровождающееся поражением какого-либо органа или системы, тем более вероятно, что его будут обнаруживать в специализированном учреждении.

Так, больных с синдромом Марфана (заболеваемость - 1:15 000) и гомоцистинурией (частота - 1:50 000) можно обнаружить в глазных (вследствие высокой миопии и подвывиха хрусталика) и хирургических (по поводу деформации грудной клетки) клиниках. Больные низкого роста чаще будут попадать в поле зрения эндокринолога, с поражением суставов - на прием ревматолога или артролога и др.

Таким образом, чем большими знаниями в области наследственных нарушений и синдромологии обладает узкий врач-специалист, тем быстрее будет установлен диагноз или больной направлен к врачу-генетику. Поскольку многие наследственные заболевания и синдромы регистрируют редко, знание узкими специалистами этого небольшого числа нозологических форм крайне необходимо. Диагностику синдромных нарушений могут облегчить разрабатываемые генетические регистры и компьютерные диагностические системы, специализированные по узкому профилю.

ДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СПЕЦИФИЧЕСКИХ СИМПТОМОКОМПЛЕКСОВ В ПРОЦЕССЕ ВЕРИФИКАЦИИ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

В развитии наследственных признаков или болезней принимает участие как наследственная конституция (генотип), так и внешняя среда. Действие любых генов осуществляется в тесном взаимодействии с факторами среды. Хотя для развития одних признаков или болезней определяющую роль играет наследственность (генотип), а для других существенное значение имеет внешняя среда, нет таких признаков, которые зависели бы только от наследственности или только от среды. При различных условиях среды может быть разная степень экспрессии гена и, следовательно, различная выраженность фенотипа.

Симптомы врожденных и наследственных болезней очень разнообразны. В этом разделе представлена лишь часть наиболее значимых симптомов, которые регистрируются в медико-генетической практике и нередко вызывают диагностические трудности.

Макроцефалия
Макроцефалия (макро- + греч. kephalē - голова; син. макрокефалия , мегалокефалия , мегацефалия ) - аномалия развития, характеризующаяся чрезмерно большой головой. О макроцефалии следует говорить при увеличении ее размеров более двух стандартных отклонений для соответствующего возраста (примерно 5 см и более). Этот симптом обнаруживают при многих наследственных и ненаследственных заболеваниях.

При оценке размеров головы необходимо проводить сравнение ее окружности у конкретного больного с возрастными нормативами, желательно определенными для данного региона и этнического состава популяции. К сожалению, подобные нормативы мало разработаны или разработаны для отдельных регионов, и в практической работе в большинстве случаев используют антропометрические среднестатистические показатели, утвержденные органами здравоохранения.

Для правильной интерпретации данных окружности головы и объема черепа необходимо использовать центильные таблицы соответствующих параметров в зависимости от возраста детей. Сравнение индивидуальных показателей с соответствующими центильными шкалами позволяет определить степень отклонений параметров от возрастной нормы. Количественная оценка позволяет не только сравнить их, но и получить объективную характеристику размеров головы обследуемого ребенка.

В оценке макроцефалии как симптома необходимо учитывать возможность физиологического увеличения черепа, когда лицевой и мозговой череп находятся в соответствующей пропорции и форма черепа не изменена, а он лишь увеличен в размере. У недоношенных детей макроцефалия связана с относительной незрелостью и диспропорцией между головой и туловищем. Восстановление пропорций происходит к 12-15-му месяцу жизни, при этом какие-либо неврологические или рентгенологические патологические изменения отсутствуют.

Существуют семейные формы (доминантное или рецессивное наследование) увеличения размеров головы, но, даже исключая их, около 7-10% детей имеют размеры, отличающиеся от нормы более чем на два стандартных отклонения. Именно поэтому при нормальных показателях неврологического, психического и интеллектуального развития, а также рентгенологического исследования при гармоничном увеличении размеров черепа проводить более углубленное обследование пациента нецелесообразно. Важнейший критерий патологического состояния - динамическое наблюдение за ребенком. Родители должны получить рекомендации приходить на контрольные осмотры 1 раз в полгода. Вместе с тем существует множество патологических состояний (в том числе наследственных и врожденных), при которых отмечают увеличение окружности головы (макро- и мегалоцефалию).

Микроцефалия
Микроцефалия (микро- + греч. kephalē - голова) - аномалия развития, характеризующаяся малыми размерами головного мозга и мозгового черепа; уменьшение размеров черепа (головы) ниже возрастной нормы. О микроцефалии говорят, если размеры окружности головы уменьшены на 10% и более по сравнению с возрастной нормой.

В психоневрологии под этим термином часто понимают тяжелые дегенеративные заболевания ЦНС, сопровождающиеся уменьшением окружности головы и объема головного мозга при отсутствии внутричерепной гипертензии. При подобных заболеваниях часто одновременно отмечают раннее закрытие родничков и формирование небольших деформаций черепа, имеющих сходство с формой черепа при краниостенозах . Напротив, ряд последних сопровождается уменьшением размеров головы (особенно при раннем закрытии нескольких швов). В такой ситуации важно понимать этиологию уменьшения размеров головы. При микроцефалии рост костей снижен, но он не остановлен, и поэтому синостоз костей черепа происходит медленно, в то время как при краниостенозе закрытие швов наблюдают уже при рождении. Особенно отчетливо этот признак заметен на рентгенограммах костей черепа. При микроцефалии часто существует задержка психомоторного развития, связанная с повреждением мозга и диагностируемая на ранних этапах жизни ребенка. Признаки повреждения мозга и отсутствие внутричерепной гипертензии обнаруживают при компьютерной или магнитнорезонансной томографии головного мозга.

Анализ, казалось бы, такого простого симптома, как микроцефалия, показывает, что ошибочная трактовка этиологии этого признака может серьезно повредить больному. При развитии раннего синостоза черепных швов и уменьшении прироста окружности головы с некоторой задержкой психомоторного развития ребенка причину отставания умственного развития можно устранить путем нейрохирургической коррекции краниостеноза. При микроцефалии хирургическое вмешательство не показано.

Выделяют истинную микроцефалию (синдром Джакомини) и микроцефалию, наследуемую по аутосомно-рецессивному или рецессивному, сцепленному с Х-хромосомой типу.

Кроме того, микроцефалия возникает при многих наследственных синдромах и наследственных заболеваниях обмена веществ. Иногда регистрируют семейную микрокранию (у нескольких членов семьи) или физиологическую микроцефалию. Эти состояния не сопровождаются неврологическими нарушениями.

Многие хромосомные аномалии сопровождаются микроцефалией: синдром хромосомы 4р-; синдром хромосомы 9р+; синдром хромосомы 10q+; синдром Патау, синдром хромосомы 21q- и др.

Необходимо помнить, что к микроцефалии могут привести воздействия внешних средовых факторов: инфекционные заболевания (токсоплазмоз , краснуха , цитомегалия ), прием алкоголя (фетальный алкогольный синдром), медикаментов (гидантоиновый синдром) и других соединений. Микроцефалия развивается при воздействии ионизирующего излучения в критические периоды внутриутробного развития (радиационный синдром, лучевая микроцефалия).

Нарушения нервно-психического развития
Интенсивное развитие нервной системы происходит еще во время внутриутробной жизни, но ее анатомическое и функциональное совершенствование продолжается в постнатальном периоде. Популяционная частота нарушений умственного развития у детей достигает 10%, но в большинстве случаев они представлены легкими и среднетяжелыми формами. У одного-двух из 10-15 умственно отсталых детей она достигает степени глубокой инвалидности. По обобщенным данным зарубежных авторов, распространенность нарушений умственного развития в детском возрасте в среднем составляет около 3%. Пик диагностики умственной отсталости приходится на возраст начала школьного обучения.

Таким образом, нарушения умственного развития в большинстве случаев могут быть обусловлены:

аномалиями хромосом;

моногенно наследуемыми болезнями обмена веществ (главным образом аминоацидопатиями , органическими ацидемиями , митохондриальными болезнями и др.) и наследственными синдромами (полигенные формы наследственных заболеваний, эпигенетические нарушения).

Олигофрения как психическое, и главным образом умственное, недоразвитие может быть связана с задержкой развития мозга в пренатальном периоде, нарушениями миграции нейронов, малыми аномалиями мозга, микроили макроцефалией, гидроцефалией и сложными (комбинированными) пороками развития.

Нарушения зрения
Среди всех форм глазных заболеваний наследственно обусловленные формы составляют около 50%. Нарушение зрения входит в симптомокомплекс почти 280 наследственных заболеваний. Частота всех менделирующих глазных болезней составляет 5-7:1000. Эти нарушения обусловлены влиянием очень большого числа различных мутантных генов, обладающих широким плейотропным действием. Известно более 130 генов, нарушающих развитие и функционирование сетчатки.

Частота глазных заболеваний у детей в Российской Федерации составляет 16 случаев на 10 000 детей, слепоты и слабовидения - 1,6 случая на 10 000 детского населения. Доля наследственных заболеваний глаз составляет от 20% в развивающихся странах до 45% в странах с развитой экономикой и увеличивается в экономически развитых странах за счет снижения числа тяжелых инфекционных и других экзогенных заболеваний.

Частота слепоты и слабовидения среди детей в Российской Федерации в 2004 г. составила 5,1 случая на 10 000. Распространенность наследственного поражения глаз в общей структуре глазных заболеваний составляет 30%. Среди причин слепоты доля генетически детерминированных нарушений органа зрения составляет 42-84%. У 55% инвалидов в возрасте 19-50 лет заболевания глаз манифестировали в детском возрасте.

В структуре заболеваний органов зрения, приводящих к слепоте и слабовидению, растет удельный вес врожденных патологических изменений глаз. Обнаруживаемые нарушения неоднозначны по клиническим признакам. Иногда это небольшие аномалии, но нередко - грубые повреждения роговицы, хрусталика, сетчатки или зрительного нерва, приводящие к инвалидности.

Наследственные заболевания характеризуются частым вовлечением в патологический процесс органа зрения. Среди всех органов и систем организма он занимает четвертое место после ЦНС, опорно-двигательного аппарата и сердечно-сосудистой системы по частоте поражения. Примерно одна четвертая часть зарегистрированных наследственных фенотипов характеризуется поражением глаз. Подобная высокая частота, очевидно, объясняется тем, что глаз как комплексный орган развивается из всех трех листков эмбриональной ткани и формируется под влиянием многих сотен генов. К настоящему времени картировано более 200 генных локусов, мутации в которых приводят к развитию моногенных заболеваний глаз, при которых отмечают либо изолированное поражение тканей глаза, либо сочетанное поражение с вовлечением других органов и систем организма. Сложные процессы нормального развития глаза и их многообразные нарушения затрудняют верификацию наследственных заболеваний, сопровождающихся поражением его отдельных элементов.

Трудности клинической диагностики наследственных синдромов, сопровождающихся поражением глаз, обусловлены как объективными, так и субъективными факторами. Среди первых можно выделить следующие:

- многообразие наследственных синдромов, сопровождающихся патологическими изменениями органа зрения;
- выраженный клинический полиморфизм офтальмологических нарушений;
- генетическая гетерогенность изолированных и синдромальных форм нарушений;
- различная степень экспрессивности и пенетрантности наследственных болезней, сопровождающихся поражением глаз;
- малая изученность патогенетических механизмов развития наследственных синдромов, при которых в патологический процесс вовлечены элементы глаза;
- недостаточное использование сложных методов исследований (биохимических, молекулярно-генетических, молекулярно-цитогенетических и др.) для верификации наследственной этиологии обнаруженных нарушений и др.

Определенные трудности создают и субъективные факторы, среди которых следует выделить мнение врачей о редкости наследственных болезней, существующие представления о безуспешности их лечения и отсутствие генетической настороженности врачей.

Наследственные болезни могут быть ассоциированы с любыми структурами глаза - роговицей, склерой, радужной оболочкой, хрусталиком, сосудистой оболочкой, сосудами, нейросетчаткой (включая палочки и колбочки) и зрительным нервом. Изменения могут быть изолированными или сочетаться с поражением одного или нескольких органов и систем организма.

Манифестация глазных нарушений при наследственных синдромах с поражением глаз и метаболических болезнях отличается значительной вариабельностью. Генетические дефекты глаз у детей чаще всего связаны с нарушением обмена веществ. При ряде наследственных болезней обмена глазные симптомы могут быть одними из признаков основного заболевания.

Несмотря на обширные исследования наследственных болезней обмена, патогенез офтальмологических нарушений остается недостаточно изученным.

Вовлечение глаз в патологический процесс в одних случаях может быть следствием прямого токсического действия метаболитов на орган зрения, в других - вызвано дефектами отдельных звеньев патогенеза или энергетической недостаточностью клеток, ведущей к нарушению метаболических процессов.

Обнаружение глазных нарушений может способствовать ранней диагностике наследственного заболевания, поскольку они могут быть его ведущим симптомом.

Наследственные болезни глаз обычно характеризуются двусторонним и симметричным поражением. Тяжелые нарушения зрения часто диагностируют на 2-м месяце жизни ребенка, когда начинает формироваться зрительный контакт между ним и окружающими людьми. В отдельных случаях аномалии глаз обнаружить относительно просто (например, выраженную катаракту при галактоземии). При других заболеваниях (например, при пероксисомных болезнях) нарушения обнаруживают только при исследовании глазного дна. У детей в неонатальном периоде оно может быть нормальным, в то время как отклонения диагностируют во время специальных исследований (например, при электроретинографии или регистрации вызванных зрительных потенциалов). Следует учитывать, что симптомы со стороны глаз могут манифестировать позднее.

Множество наследственных дефектов метаболизма сопровождается поражением хрусталика. Среди них можно выделить основные виды нарушений обмена углеводов и аминокислот, лизосомные болезни, пероксисомные заболевания и др.

Обширная и генетически гетерогенная группа наследственных заболеваний сопровождается дегенерацией сетчатки. Описано более 400 наследственных нарушений, при которых в патологический процесс вовлекаются сетчатка, макула и сосудистая оболочка. Известен 131 ген, мутации в котором специфически нарушают функцию сетчатки. Кроме того, идентифицировано более 20 генов, мутации в которых обусловливают дегенерацию фоторецепторов. Функции многих белков, контролируемых этими генами, в полной мере остаются неисследованными. Некоторые белки являются структурными или транспортными, другие участвуют в фототрансдукции - многоэтапном процессе, подобном метаболическим цепям при наследственных болезнях обмена веществ. Процесс трансдукции считают геноконтролируемым, при этом мутации генов могут нарушать его и вызывать наследственные нарушения. Наследственные болезни сетчатки также могут быть связаны с мутациями генов, кодирующих белки фотоактивации.

Среди генетических заболеваний детского возраста нередко обнаруживают наследственные нарушения, сопровождающиеся важными в диагностическом отношении офтальмологическими признаками. Среди них - феномен «вишневой косточки», имеющий важное дифференциально-диагностическое значение.

Разнообразные патологические изменения органа зрения в качестве клинических симптомов входят в фенотип многих наследственных болезней и дефектов. При этом обнаруживают поражение различных участков глаза: век, роговицы, радужной оболочки, хрусталика, сетчатки и зрительных нервов. Нередко отмечают сочетание глазных симптомов с умственной отсталостью. Подобные состояния могут быть обусловлены как хромосомными аномалиями, так и мутациями различных генов.

Клинический опыт диагностики наследственных болезней у детей показал, что она возможна при обращении особого внимания на сочетание поражения глаз и нервной системы, органа слуха, кожи, сердца, сосудов, печени, почек и скелета. Кроме того, необходимо учитывать существование дисморфических (грубых) черт лица, гормональных расстройств, нарушения поведения, прогрессирования заболевания и потерю ранее приобретенных навыков.

Следует помнить о выраженном клиническом полиморфизме и генетической гетерогенности изолированных форм поражения глаз, когда мутации в одном гене могут обусловливать разные по клинической картине заболевания и, напротив, мутации в разных генах приводят к развитию нарушений со сходными или идентичными клиническими признаками. Кроме того, аналогичные по клиническим симптомам поражения глаз могут быть обусловлены мутациями генов, не имеющих непосредственного отношения к развитию глаза, фоторецепции и другим специфическим офтальмологическим процессам.

Тщательный анализ родословной и знание диагностических признаков многообразных нозологических форм дает возможность определить этиологию патологических изменений и своевременно идентифицировать сочетанные поражения глаз и других органов и систем организма.

Нарушения слуха
Нарушения слуха и тугоухость широко распространены у детей. По данным разных авторов, тугоухость у новорожденных обнаруживают с частотой 1:1000. Нарушения слуха входят в симптомокомплекс примерно 150 форм заболеваний. Известно, что примерно в 50% случаев происхождение глухоты у детей связано с генетическими факторами, при этом изолированные формы тугоухости составляют примерно 70%, а остальные 30% приходятся на синдромные формы. В подавляющем большинстве наследственные формы тугоухости (80%) наследуются по аутосомно-рецессивному типу, а около 20% - по аутосомно-доминантному. По 1% нарушений приходится на Х-сцепленное и митохондриальное наследование.

Аутосомно-рецессивные формы чаще врожденные и имеют более тяжелую степень выраженности (тугоухость III-IV степени). Аутосомно-доминантные формы манифестируют в период раннего детства и носят прогрессирующий характер. В настоящее время идентифицировано более 90 локусов изолированной тугоухости и более 40 генов, ассоциированных с тугоухостью, входящей в состав наследственных синдромов.

В медико-генетической практике наиболее часто синдромные формы тугоухости представлены синдромом Пендреда (нейросенсорная тугоухость с гипотиреоидным зобом ), синдромом Джеруэлла-Нилсена (нейросенсорная тугоухость с аномалиями сердечной проводимости) и синдромом Ашера (нейросенсорная тугоухость с пигментным ретинитом ).

Несмотря на то что глухота у детей и молодых людей во многих случаях обусловлена наследственными факторами, поставить точный диагноз не всегда легко. Его установление часто зависит от специального аудиологического обследования, поэтому во всех случаях ранней глухоты его считают обязательным.

В генетическом консультировании нуждаются две группы: родители ребенка, у которого обнаружено значительное снижение слуха, и молодые люди, страдающие глухотой и вступающие в брак с партнером, также страдающим ею. Правильному решению проблемы помогают следующие данные:

- установление типа наследования заболевания (анализ родословной);
- врожденный характер глухоты или более легкая форма тугоухости;
- прогрессирование тугоухости или стабильный характер ее течения;
- вовлечение в патологический процесс других органов и систем.

При рассмотрении генетической этиологии тугоухости всегда необходимо исключать нарушение, связанное с воздействием внешних факторов, и прежде всего стертую форму врожденной краснухи и цитомегаловирусную инфекцию.

Внедрение молекулярно-генетических технологий в анализ мутаций показало, что при ряде наследственных форм тугоухости обнаруживают интересный феномен: часть мутаций, обнаруженных в гене, манифестирует как доминантный признак, а часть - как рецессивный. Наследственная тугоухость отличается чрезвычайно высокой степенью гетерогенности. Именно поэтому при подозрении на ее наследственные формы рекомендовано по возможности проводить углубленный генетический анализ.


Оцените статью: (8 голосов)
4.38 5 8
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.