Повреждения лица

фото Повреждения лица
Острые повреждения мягких тканей лица имеют большое значение для пациента и для хирурга вследствие потенциально значимых функциональных и косметических нарушений. Так как лицо человека имеет исключительную важность с социальной точки зрения, хирурги, лечащие травму лица, несут ответственность и имеют возможность воздействовать на ситуацию. Для этого необходимо, чтобы хирург понимал биомеханику повреждения тканей, биохимию и молекулярную биологию репаративного процесса, а также владел искусством восстановления тканей. Этиология раневых повреждений мягких тканей разнообразна, от ножевого до огнестрельного ранения, от кошачьей царапины до собачьих укусов, от ударов кулаками до автокатастрофы. Хотя большинство травм мягких тканей лица легкие или умеренные по характеру и результату, тяжелые повреждения требуют тщательного анализа и внимательного хирургического планирования.

Многим пациентам можно оказать помощь в приемном отделении или амбулаторно под местным обезболиванием с анестезиологическим наблюдением или без него. Более трудные или осложненные случаи могут потребовать хирургического вмешательства под наркозом, особенно у маленьких детей или у пациентов с множественной травмой или тяжелыми повреждениями.


В случаях массивной травмы мягких тканей, в первую очередь выясняют какие ткани утрачены, а какие сохранены. При меньшей степени повреждения, его анамнез и косвенные признаки становятся очень важны для восстановления угла и глубины проникновения. Помимо этого, жизненно необходимо полное обследование головы и шеи с особым вниманием к неврологической симптоматике. Основная задача состоит в том чтобы лучше понять механизм действия сил, формирующих раневой канал, а также выяснить направление его хода в тканях лица до формулирования хирургического плана. Для диагностики и лечения ран мягких тканей лица необходимо полноценное знание анатомии и физиологии головы и шеи.

ВЫБОР СРОКОВ ОПЕРАЦИИ И СООБРАЖЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ОБЕЗБОЛИВАНИЯ
Не всегда возникает необходимость ушивать рану лица непосредственно после ее нанесения. Однако если это возможно, то такое ≪первичное≫ закрытие необходимо выполнять в течение первых 4-6 ч после ранения. Если рана выглядит загрязненной и существует подозрение, что при первичном ушивании разовьется инфекция (даже после тщательной обработки и обильного промывания), то можно выполнить «отсроченное первичное» закрытие.


При этом рана тампонируется, очищается, промывается или делается еще что-либо, необходимое для ее очищения в течение 24-72 ч, после чего рана ушивается, обычно в операционной. При этом типе отсроченного закрытия нередко назначается парентеральная антибиотикотерапия.

Наконец, заживление вторичным натяжением допускается в случаях, когда уход за раной, осуществляемый пациентом (его родственниками, близкими или приходящей медицинской сестрой) и хирургом, приводит к медленному постепенному закрытию дефекта. Такой подход может быть благоприятен при сахарном диабете, хронической гипоксии вследствие сердечно-легочного заболевания или при наличии любого другого фактора, существенно затрудняющего заживление. После заживления раны рубец можно исправить соответствующим образом. Даже у маленьких детей незначительные повреждения можно закрыть под инъекционным местным обезболиванием. Перед этим с родителями обсуждаются необходимые шаги и им предоставляется правдивая информация.

В определенных ситуациях один из родителей может остаться с ребенком для поддержки, но только если хирург чувствует, что у него позитивный настрой и он сможет выдержать присутствие на операции.


Проводниковая анестезия или региональная блокада помогает уменьшить дискомфорт, связанный с инфильтрацией краев раны. Если есть время, на область блокады нерва можно наложить крем (лидокаин 2,5% и прилокаин 2,5%). Обычно если ребенок, будучи фиксированным, достаточно выплакался и больше не испытывает дискомфорта, он засыпает на большую часть, если не на всю операцию.

При обширных повреждениях у детей, если затронуты или могут быть затронуты подлежащие костные или нервные структуры, требуется общее обезболивание. Хирург должен обсудить с анестезиологом, выполнить ли промывание желудка перед введением анестетика или предпочтительно подождать несколько часов, — помня, что у расстроенного ребенка может развиться относительная кишечная непроходимость. По этой причине автор предпочитает перед интубацией эвакуировать содержимое желудка зондом, введенным через нос или через рот. Опасность аспирации представляется более обоснованной у детей, имеющих более короткий пищевод и меньшую защитную способность желудочно-пищеводного сфинктера. Большинству взрослых перед анестезией для первичного закрытия раны седация не требуется.

Однако в силу различной тревожности для некоторых пациентов может быть благоприятна парентеральная седация (диазепам) или введение успокаивающего/противорвотного средства (прометазин). Также у пациентов с обширными ранами нужно рассматривать возможность операции под общим обезболиванием. Важно, чтобы хирург понимал, что, хотя обычно оцениваемые факторы (распространенность раны, наличие кровотечения или инородных тел) могут влиять на время выполнения операции, нужно принимать во внимание и другие, возможно, менее заметные факторы. Хирург, оказывающий помощь пациенту с обширной раной мягких тканей лица среди ночи после долгого рабочего дня, должен осознавать, может ли он сделать эту работу отлично. К тому же такая операция может потребовать специальных навыков (микрохирургических), специального оснащения, специального технического обеспечения или других факторов, которые неоптимальны в ночное время. В такой ситуации, может быть, разумно наложить на рану повязку, начать парентеральную антибиотикотерапию и подождать, пока сложится благоприятная ситуация, — и хирург отдохнет (это может занять до 12 ч).

ЛЕЧЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ РАН
Хотя общие принципы лечения ран — обследование, очистка, промывание, тщательное закрытие — составляют фундамент лечения повреждения мягких тканей лица, особенности строения этой области требуют применения специальных техник. Опять же, в расчет нужно брать как функциональные, так и косметические соображения, причем первые являются главенствующими. Однако окончательный вид закрытой раны (то есть рубец) необходимо рассматривать с точки зрения важности для пациента.

Основным моментом укусов животных является опасность заражения вирусом бешенства, тогда как при укусах человеком нужно опасаться инфицирования вирусами гепатита В и С, вирусом простого герпеса и ВИЧ. Укушенные раны обычно представляют собой сочетание проникновения и разрыва, вследствие разрывающего действия зубов на ткани. Если не произошло откусывания выступающей анатомической структуры, такой как ухо или нос, то утрачивается минимальное количество ткани. Глубина проникновения варьирует в зависимости от прочности кожи, а также от силы сведения челюстей и режущих свойств челюстей животных или человека. В целом, человеческие укусы проникают в ткани лица менее глубоко, чем укусы животных, это обусловлено формой и длиной передних зубов. К тому же люди не склонны к укусам до крови, как в силу отвращения к наличию чьей-либо крови во рту, так и из-за страха заразиться передаваемым с кровью заболеваним.

В конечном счете, человеческие укусы встречаются менее часто, чем укусы животных по причине наличия у людей более замысловатых ранящих инструментов (нож, ружье, бейсбольная бита). Человеческие укусы часто связаны со ссорами любовников и обычно бывают в одной области (ухо, нос, губа), тогда как укусы животных обычно бывают в нескольких местах. К человеческим укусам следует подходить как к потенциально загрязненным ВИЧ, и проводить тест на ВИЧ как у нападавшего, так и у пациента. Необходимо оценить и установить уровень проникновения, с особым вниманием к повреждению подлежащих структур, таких как мышцы, протоки и сосудисто-нервные пучки. При укусах животными глубокое проникновение может быть скрыто рваными ранами более поверхностных тканей, так что обоснована ревизия ран после выполнения обезболивания. Необходимо помнить, что при укусе старой собаки глубоко в ткани может остаться выпавший зуб. Вследствие значительного усилия, передаваемого тканям при укусе, возможно повреждение костей. Когда собака с большой пастью нападает на маленького ребенка, с помощью компьютерной томографии (КТ) необходимо исключить наличие переломов костей черепа или нижней челюсти.

Можно ожидать микроскопических повреждений окружающих тканей, необходимо оценивать жизнеспособность тканей на основании не только первичного осмотра, но и на протяжении всего процесса оказания экстренной помощи. Из-за близости расположения лица и шеи необходимо принять во внимание, что повреждения могут быть и на шее ребенка, и провести тщательное обследование. Наиболее приоритетной является оценка целостности дыхательных путей (особенно при укусах, вовлекающих шею и дно полости рта), оценка опасности для жизни и определение неврологического статуса. К счастью, большинство проникающих укушенных ран затрагивает только мягкие ткани, но некоторые сосудистые образования подвергаются опасности в силу своего поверхностного расположения над костными выступами, — это поверхностная височная, лицевая и угловая артерии. При неврологическом осмотре нужно оценить функцию лицевого нерва, зрение, движения глазного яблока, а также движения языка. Необходимо пригласить соответствующих консультантов, а также педиатра, если пострадавший — ребенок.

Если физикальное обследование дает основание подозревать повреждение нервных структур или костей, показана КТ. После стабилизации состояния и обследования пациента нужно выполнить профилактическую прививку от столбняка и внутривенно ввести антибиотик. Тем, кому ранее не производилась серийная профилактика столбняка, ее необходимо начать немедленно. Иммунизацию нужно провести в начале экстренного обращения, чтобы не забыть. Если заражение бешенством возможно, пациент должен получить первую дозу иммуноглобулина в день травмы, после чего вводить вакцину на 0, 3, 7, 14 и 28-й день. Так как обработка повидоном может уменьшить риск заражения бешенством на 90%, это нужно сделать обязательно. При любом значительно проникающем укусе рекомендуется ввести внутривенно болюсно цефалоспорин второго поколения.

Если возможна перекрестная реакция из-за чувствительности к пенициллину, можно применить ципрофлоксацин перорально. В качестве альтернативы можно использовать клиндамицин. Парентеральную дозу нужно ввести перед любым хирургическим вмешательством, чтобы создать нужный уровень препарата в крови. Если ранения тяжелые, то парентеральную антибиотикотерапию можно продолжить либо в стационаре, либо дома. Обычно после экстренной хирургической обработки раны пациентов можно отпустить домой с рекомендацией приема перорального антибиотика широкого спектра действия. Хорошим выбором может быть амоксициллин-клавуланат, цефалексин, клиндамицин и ципрофлоксацин.

Ключом успешного лечения проникающих укусов животных и человека является обильное промывание раны либо стерильным физиологическим раствором, либо водопроводной водой — для уменьшения бактериального загрязнения тканей. Хотя достаточно и нескольких литров физиологического раствора, автор предпочитает использовать изотонический солевой раствор с повидоном в соотношении 2:1, обычно в объеме 1,5 л. Для ран большего размера подойдет промывание большим шприцом или трубкой от инфузионной системы, но для меньших ранок достаточно пластикового внутривенного катетера и шприца 20 см3. Удаление нежизнеспособных тканей является вторым наиболее важным лечебным шагом. Обезболивания можно достичь путем блокады регионального нерва (подглазничного, подбородочного, надблокового и надглазничного) с последующей инфильтрацией анестетика. Если процедура может занять более 1-1,5 ч, то к анестезии можно добавить 0,25% бупивакаин для пролонгирования эффекта. Также полезно, особенно у детей, буферизовать раствор анестетика бикарбонатом натрия (10% общего объема анестетика) для уменьшения дискомфорта при инфильтрации раны.

При обширных ранах и у большинства детей может быть оправданно (и гуманно) общее обезболивание. При маленьких проникающих укусах человеком или животным автор предпочитает иссекать стенки раневого канала 2-, 3- или 4-мм дерматологическим пробойником для удаления поврежденной и загрязненной ткани. Это делает канал чистой цилиндрической раной, которую можно промыть и свободно закрыть одним или двумя кожными швами после введения антибактериальной мази (мупироцин) на всю глубину. Лоскуты ткани должны быть очищены экономно. Затем окружающие ткани, к которым будет подшит лоскут, нужно немного отсепаровать, чтобы облегчить соединение дермы, промыть и сшить достаточно свободно хромированным кетгутом 4-0 или 5-0 (или полиглактиновыми швами, если имеется некоторое натяжение), после чего без натяжения наложить эпидермальные швы из полипропилена 6-0 или быстро рассасывающегося кетгута 5-0 (у детей).

На рану можно наложить мупироциновую мазь и применять ее примерно в течение недели после операции. Ошибочно накладывать на укушенную рану стерильные клеящиеся полоски, так как важно контролировать рану на предмет инфекции и позволить ее краям немного расходиться для свободного отхожде- ния серозной жидкости. Человеческие укусы, неподходящие для первичного ушивания, можно тампонировать и оставить открытыми, при частой смене повязок и местном применении антимикробных средств, а закрыть через 2-4 дня после ранения (если они очистились) или оставить для заживления вторичным натяжением. Последнее, скорее всего, потребует ревизии рубца. Реплантация полностью оторванной ткани обычно непродуктивна, за исключением случаев, когда оторвана часть лица — полностью ухо, нос, веко или губа, когда нужно при возможности попытаться наложить микрососудистый анастомоз. Если соответствующим образом соблюдается описанный выше подход к лечению ран, большинство проникающих ран от укусов животных и человека заживает достаточно хорошо.

Однако пациент и его семья должны быть с самого начала готовы к неидеальному результату и понимать, что, весьма вероятно, потребуется ревизия рубца. Она должна включать что-то из следующего: иссечение рубца и повторное ушивание; инъекции стероидов; дермабразию; лазерную шлифовку; переориентацию рубца. Есть некоторые клинические данные в пользу того, что применение силиконового геля или защитного покрытия может положительно влиять на образующийся рубец. Для подвижных областей, таких как губы, гель более практичен, чем защитное покрытие. Ревизия рубца Е — это процесс, который может происходить в течение нескольких лет, с несколькими вмешательствами, и возможность такого развития событий нужно объяснить как можно раньше, обычно в приемном отделении. Помимо лечения физических последствий укуса животным, особое внимание нужно уделить психологической травме при ранении ребенка домашним любимцем, если это произошло. У ребенка может возникнуть чувство вины, особенно если животное пришлось умертвить, и хирург должен стать поддержкой и советчиком, если ребенок стал замкнутым или напуганным.

Повреждения щеки
Щека, повреждается наиболее часто, в силу большой площади поверхности. Вероятны проникающие ранения и разрывы, хотя относительная устойчивость тканей щеки и тот факт, что она ≪привязана≫ между фиксированными точками скулы, уха и нижней челюсти, уменьшают риск больших разрывов. Ножевые, огнестрельные ранения и автомобильные травмы составляют большинство мягкотканных повреждений щеки, тогда как частота укусов животными меньше. Проникающие ранения латеральных отделов лица вызывают большое беспокойство из-за опасности повреждения околоушной железы, лицевого нерва и сосудов лица. К счастью, вследствие толщины околоушной железы и покрывающей ее поверхностной мышечно-апоневротической системы, лицевой нерв повреждается только при самых глубоких ранениях.

Однако ножевые и огнестрельные раны редко бывают столь неглубокими, чтобы не повредить хотя бы одну из ветвей нерва. Обследование лицевого нерва обычно ограничивается периферическим стволом и ветвями дистальнее выхода из шилососцевидного отверстия. Поэтому наблюдение за произвольными движениями находящегося в сознании пациента позволит определить, какие ветви повреждены. Однако электрическая стимуляция периферических отделов лицевого нерва в приемном отделении помогает в лечении неконтактных больных или пациентов, находящихся в бессознательном состоянии. Осмотр раны до промывания может выявить подтекание слюны из тела железы или из ее выводного протока спереди от жевательной мышцы. Так как проток и щечная ветвь лицевого нерва расположены рядом, они могут быть повреждены одновременно. Даже при интактном нерве разрыв отдельных мимических мышц (а именно скуловых или мышцы, опускающей нижнюю губу) может имитировать повреждение лицевого нерва.

В боковой части лица, тотчас кпереди от уха и челюсти, могут быть повреждены поверхностная височная и внутренняя верхнечелюстная артерии. В результате может развиться активное кровотечение или сформироваться прогрессирующая гематома в крыловидно-верхнечелюстном пространстве. В результате травмы внутренней верхнечелюстной артерии может наблюдаться тяжелое носовое кровотечение, для остановки которого потребуется экстренная артериография с эмболизацией или окклюзией сосуда. Огнестрельное ранение латерального отдела лица может также прямо повредить челюсти (нижнюю, верхнюю) и внутреннюю сонную артерию. Если это подозревается на основании расположения входного отверстия и вероятного хода раневого канала, а также других физикальных симптомов, то пациенту (если его состояние стабильно) нужно выполнить ангиографию и КТ для оценки возможного костного повреждения. Глубоко в ране могут находиться инородные тела, остающиеся «невидимыми» для производящего осмотр хирурга; рентгенологическое исследование может выявить эти объекты.

Могут иметься неврологические нарушения, вовлекающие нервы глазницы, симпатическую цепочку и даже спинной мозг, нервные корешки и содержимое черепа через подвисочную ямку. При любой значительной травме нужно подозревать повреждение шейного отдела позвоночника, пока оно не будет исключено рентгенологически. У основания черепа есть риск повреждения IX и XII черепных нервов. Если есть повреждение спинного мозга, нарастающая гематома латерального глоточного пространства, пенетрация в мозг, ствол мозга и травма языка, неба, дна полости рта, то проблемой становится поддержание проходимости дыхательных путей. Это может потребоваться при огнестрельных переломах нижней и верхней челюстей. Проходимость дыхательных путей должна поддерживаться эндотрахеальной трубкой или трахе- остомой, по показаниям. Как отмечалось выше, кровотечение из такого сосуда, как поверхностная височная или лицевая артерия, можно обычно остановить в приемном отделении путем прижатия. Неразумно слепо клипировать эти сосуды в ране лица, если в этом нет абсолютной необходимости, так как существует опасность повреждения лицевого нерва и его ветвей.

Травма сосудов большего калибра, таких как внутренняя верхнечелюстная, внутренняя сонная артерии или яремная вена, требует выполнения ангиографии для точной диагностики и эмболизации либо экстренной операции для сшивания или лигирования. Повреждения периферического, например лицевого, нерва нужно оперировать как можно быстрее и определять протяженность повреждения. Если операция выполняется в течение первых 72 ч после травмы, то для облегчения поиска дистальных ветвей поврежденного нерва можно интраоперационно использовать нейростимулятор. Использование увеличительного стекла или операционного микроскопа необходимо для обнаружения в травмированных тканях концов нерва и для облегчения его сшивания. Обычно не получается выполнить первичный анастомоз нерва, разорванного в результате проникающей травмы; чтобы получить пригодные для сшивания неповрежденные нервные пучки, необходимо отсечь острым инструментом концы разорванного нерва. Поэтому, скорее всего, потребуется вставочный трансплантат нервного проводника.

Его можно забрать из чувствительного нерва, такого как большой ушной нерв, или, если он недоступен в результате травмы, из икроножного нерва голени. К сожалению, эти нервы не соответствуют лицевому нерву и его ветвям по диаметру поперечного среза, так что из донорского нерва можно выделить полоску с одним или несколькими пучками и вшить ее в разорванный лицевой нерв. Вставочный трансплантат не должен испытывать натяжения, но если он слишком длинный, то реаксонизация будет происходить дольше. Нужно накладывать эпиневральный шов нейлоном 8-0 или 9-0; одиночный пучок можно подшить несколькими нейлоновыми швами по периферии. После сшивания рану следует вновь обильно промыть, чтобы уменьшить риск местной инфекции и воспаления в ответ на наличие инородных материалов или мертвых клеток.__ Для обнажения проксимальных ветвей и ствола лицевого нерва обычно необходимо выполнить резекцию поверхности околоушной железы. Если железа повреждена, разумно произвести ее хирургическую обработку через паротидэктомический доступ. Глубокую долю околоушной железы можно оставить интактной, так как она не будет вероятным источником слюнотечения.

Однако если разорван выводной проток околоушной железы, хирург может выбирать между сшиванием протока и удалением железы. В большинстве случаев удается выполнить дистальный анастомоз нейлоновыми нитями 6-0 или 7-0 под увеличением. Для выполнения циркулярного анастомоза может потребоваться канюляция протока через отверстие Stenson, при этом нужно предотвратить ушивания просвета. После операции на рану накладывают давящую повязку, чтобы уменьшить стаз слюны, и назначают мягкую диету на 7-10 дней. Все явно нежизнеспособные ткани нужно удалить, так же как и ткани сомнительной жизнеспособности. Это может касаться мышц, как жевательных, так и латеральной мимической мускулатуры. Края кожной раны нужно иссечь, а рану закрыть послойно. Если существует большое мертвое пространство, или если реплантирован оторванный лоскут, может потребоваться установка небольшого активного или пассивного дренажа. Если проток или околоушная железа повреждена или удалена, то может быть предпочтительно, хотя и не обязательно, активное дренирование.

Если имеется костная травма, то нужно обработать кость, добиться окклюзии и наложить внутренние стабилизирующие пластины. Даже если рана загрязнена, все же можно использовать мандибулярную/ максиллярную фиксацию маленькими пластинами, в сочетании с дренированием раны, высокодозной парентеральной антибиоти- котерапией и обильным промыванием. Первичный анастомоз при разрыве лицевого нерва должен привести к раннему восстановлению — в течение 12 месяцев. Если был использован вставочный трансплантат, то продолжительность возможного восстановления прямо зависит от длины трансплантата и того, насколько дистально расположено повреждение. Чем длиннее трансплантат, тем больше время восстановления, приближающееся к 24 месяцам; дистальное повреждение с большей вероятностью восстановится в 2 раза быстрее. Если ожидается длительное восстановление, то можно подумать о статической реабилитации лица в этом временном промежутке, включая золотые грузики для верхнего века, кантопластику (у пожилых пациентов), подвешивание крыла носа и ротовой спайки с использованием AlloDerm (Lifecell) или Gore-Tex (W.L. Gore and Co.).

Это обеспечит благоприятный вид в состоянии покоя, не препятствуя возможности восстановления движений. Если восстановление не происходит или неполноценно, то остается действенная статическая поддержка. Рекомендуется применение чрескожной электростимуляции мускулатуры лица для поддержания объема и предотвращения атрофии. К этому нет очевидных противопоказаний, и пациент может чувствовать себя комфортно, помогая самому себе. Если анастомоз протока околоушной железы не удался, то проток стенозируется, а железа становится налитой и воспаленной. Лечение антибиотиками, массажем, теплом и сиалогогой может помочь при острой обструкции, но железа либо атрофируется, либо потребуется вторичная паротидэктомия.

Учитывая затяжное течение воспаления околоушной железы после травматического стеноза протока, хирург может избрать в качестве приоритета первичную паротидэктомию во время хирургической ревизии и реконструкции раны, чтобы избежать этого осложнения. Инфекции после операций по поводу ранений лица бывают нечасто, преимущественно вследствие хорошего кровоснабжения. Другими препятствиями для возникновения инфекции являются обильное промывание в приемном отделении и в операционной, разумное хирургическое удаление нежизнеспособных тканей, дренирование раны по показаниям и послеоперационное назначение антибиотиков на 7-10 дней, в зависимости от распространенности повреждения тканей. Гипертрофические рубцы чаще развиваются после травматических повреждений; их выраженность можно уменьшить применением силиконового геля дважды в день на протяжении 2 месяцев после первоначального заживления раны. Если возникает постоянная косметическая проблема, рубцы на щеке, образовавшиеся после рваных или проникающих ранений, обычно можно скорригировать путем их переориентации в линии напряжения кожи в покое либо путем перевода их в геометрически ломаные линии и дермабразии. Также помогает маскирующий макияж.

Повреждения мягких тканей средней части лица
Травмы мягких тканей средней части лица могут проявляться кровотечением, отеком, затруднением речи, а также повреждениями мышц и дыхательных путей. Наибольшее беспокойство в этой области вызывают губы, нос и окологлазничные структуры. Так как губы подвижны, они подвергаются растягиванию и разрыву. Проникающие ранения могут повредить зубы, прилегающие десны и другие образования полости рта. Повреждения носа происходят вследствие его выступающего положения на лице, делающего нос структурой первого контакта при большинстве фронтальных ранений лица. При осмотре носа нужно обращать внимание, прежде всего, на кровотечение и наличие гематом. Тогда как переднее кровотечение обычно является следствием травмы мягких тканей кончика носа, крыльев и колумеллы, заднее кровотечение более опасно и может говорить о повреждении большой небной или небно-основной артерии. Осмотр с помощью лобного рефлектора, носового расширителя или носового эндоскопа, после отсасывания крови, обычно позволяет выявить источник кровотечения.

Гематома носовой перегородки является неотложным состоянием и должна обнаруживаться как можно быстрее. У стабильного пациента источник выраженного кровотечения лучше всего обнаруживать с помощью каротидной ангиографии. Если хрящи носа разорваны или оторваны, то потребуется их хирургическое восстановление. При проникающих ранениях носа и его полости опасности подвергаются также небо, носоглотка, околоносовые пазухи, решетчатая пластинка и содержимое полости черепа. Подтекание спинномозговой жидкости можно грубо выявить с помощью фильтровальной бумаги или при химическом анализе чистого носового отделяемого. При обследовании губ нужно выяснить, является ли повреждение сквозным, то есть затрагивает ли оно слизистую оболочку. Если проникающее ранение расположено близко к краю красной каймы, то может быть разорвана артерия губы. Необходимо оценить состояние круговой мышцы рта; если ее непрерывность нарушена, то может развиться недостаточность закрытия рта. Более глубокие травмы могут приводить к вывихиванию зубов и травмированию ими окружающих мягких тканей; это может происходить с любыми зубами.

Ранения мягких тканей могут сочетаться с переломами альвеолярного отростка или сегментарными переломами зубных арок. Если язык и дно полости рта вовлечены в процесс вследствие отека, гематомы или надрыва, необходимо защитить дыхательные пути. Огнестрельные ранения чаще вызывают нарушения проходимости дыхательных путей, чем другие этиологические факторы проникающей травмы. Повреждения подглазничного, подбородочного или надглазничного нервов нужно выявлять с помощью покалывания в области их иннервации. Эти нервы могут быть повреждены непосредственно при проникающем ранении, вследствие отека или сотрясения, а также могут быть в результате перелома. Диагноз помогает уточнить КТ. Если существует опасность для дыхательных путей, то их проходимость нужно поддержать в первую очередь. Это может потребовать простых мер, например введения воздуховода или оттягивания языка с помощью прошивной лигатуры.

Если существует тяжелая обструкция, то нужно сделать экстренную интубацию через нос, крикотироидотомию или трахеотомию для обеспечения проходимости дыхательных путей до проведения каких-либо диагностических или лечебных мероприятий. Носовое кровотечение требует экстренного тампонирования (неадгезивные тампоны или микроволокнистые хирургические губки, пропитанные отривином и тромбином) или введения тампонирующих баллонов. Если подозревается подтекание спинномозговой жидкости, то тампонирование носа может использоваться, только как временная мера для остановки кровотечения до тех пор, пока пациент не будет взят в операционную для дотирования сосуда или в ангиографический кабинет для эмбо- лизации. Для быстрой остановки массивного носового кровотечения хирургический доступ может определяться данными эндоскопического исследования полости носа. Если источник кровотечения находится в нижней части полости носа, то можно лигировать внутреннюю верхнечелюстную артерию через трансантральный доступ с помощью тонких металлических клипс. До лигирования внутренней верхнечелюстной артерии, для временной остановки кровотечения, в область отверстия большой небной артерии в полости рта можно также инфильтрировать жидкость.

Если источник кровотечения находится высоко в полости носа, то можно использовать наружный этмоидэктомический доступ с выделением передней и задней решетчатой артерий и их клипированием или биполярной электрокоагуляцией. Для доступа к задней решетчатой артерии сначала нужно пересечь, после лигирования или коагуляции, переднюю артерию. Но если после этого кровотечение остановилось, то заднюю артерию трогать не нужно. Она является ценным ориентиром расстояния до зрительного отверстия. Если хрящи крыльев носа разорваны или оторваны, то их необходимо экономно очистить и пришить в нужном анатомическом месте хромированным кетгутом 4-0. Колотые ранения носа обычно заживают хорошо при минимальной обработке и ушивании без натяжения. При сквозных ранениях носа следует закрывать только одну поверхность, обычно кожную. Особое внимание нужно уделить тому, чтобы точно сопоставить края крыла носа, если оно разорвано, так как любое несовпадение будет заметно. Кожные раны можно закрывать полипропиленом 6-0.

Стеноз ноздрей является наиболее частым осложнением повреждения мягких тканей кончика носа и может потребовать расширения преддверия с помощью Z-пластики или сложного трансплантата из уха. Также могут помочь дилятации, инъекции стероидов и мягкие стенты для ноздрей. Если повреждена и стала несостоятельной область носового клапана, то обычно с успехом используется внутреннее шинирование накладкой из хрящевого трансплантата. Лечение разрывов губ зависит от глубины ранения. Если губа повреждена только частично, то можно сшить только кожу. Если нарушена мышца, то ее необходимо сопоставить хромированным кетгутом 4-0 или полиглак- тином 4-0, стараясь полностью сшить расхождение, чтобы не возник дефект целостности. Если ранение захватывает все слои, то внутренний слизистый слой нужно без натяжения сшить погружным швом из хромированного кетгута 4-0, чтобы не было застоя слюны и не развилась инфекция. Особое внимание нужно уделить сопоставлению кожного края красной каймы — для верификации этой линии удобно использовать операционную лупу.

Красную кайму можно сшить шелком 6-0, оставляя «хвосты» нитей на поверхности. При правильном сшивании ранения губы заживают хорошо и сфинктерное действие ротового отверстия сохраняется. Если угол спайки рта становится менее острым, то можно выполнить комиссуропластику с использованием слизистой оболочки полости рта. Выемку губы («свистящая деформация») вследствие неполного сшивания круговой мышцы рта можно устранить путем иссечения этой деформации и правильного сопоставления мышцы и кожи. Если край красной каймы сопоставлен неправильно, необходимо выполнить ревизию и повторное, по возможности, наиболее точное сопоставление. Разрывы век могут быть тяжелыми, даже если они не сопровождаются осложнениями. При вертикальных разрывах свободного края верхнего или нижнего века нужно наложить шелковые швы 5-0 или 6-0 с длинными «хвостами» на переднюю и заднюю краевые линии, а также через область мейбомиевой железы между краями, сопоставив кожу подкожными швами. Эти швы нужно держать в течение 2 недель, чтобы края зажили полностью.

Тарзальную пластинку можно сопоставить матрацными или восьмиобразными швами из Vicryl 5-0, а круговую мышцу глаза — сшить хромированным кетгутом 5-0. Кожные швы можно сделать из полипропилена 6-0. На линию швов можно наложить антибактериальную, например тобрамициновую, глазную мазь. Горизонтальный разрыв века менее благоприятен, вследствие того что повреждаются мышцы, поднимающие верхнее веко (леватор и мышца Miiller) и ретракторы края нижнего века. Если в ране виден жир, то повреждена перегородка глазницы, что повышает риск травмы этих структур. Должно быть проведено полное офтальмологическое обследование и ревизия раны. Если мышцы, поднимающие верхнее веко, пересечены, их необходимо сшить в анатомическом положении швами из Vicryl 5-0 и отметить положение века.

Если результат неоптимален, то может потребоваться повторная реконструктивная операция. Ретракторы нижнего века не так важны с точки зрения сопоставления, но хирург должен убедиться, что нижняя косая и нижняя прямая мышцы не повреждены и, при необходимости, восстановить их. Повреждения сухожилий медиального или латерального угла глаза нужно устранить путем сопоставления или подшивания к надкостнице глазницы, по показаниям. Во всех случаях нужно защищать роговицу, смазывая ее изотоническим солевым раствором. Повреждение дренажной системы слезы потребует канюляции мягкой силиконовой трубкой, привязываемой в полости носа и оставляемой на месте на протяжении не менее 2 недель, но оптимально — 6 недель. Трубку можно удалить эндоскопически. При сложных травмах желательно проводить операцию совместно с офтальмологом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Повреждения мягких тканей лица могут быть сложными, требующими тщательного выявления вовлеченных структур и распространенности повреждения, тщательного анализа возможностей лечения и разработки хирургического плана, который учитывает будущую реконструкцию. Достижение адекватного комфорта пациента путем обезболивания позволяет хирургу сосредоточиться на обработке и закрытии раны. Обильное промывание, тщательное удаление нежизнеспособных тканей, сопоставление анатомических структур и тщательное закрытие кожи являются ключевыми моментами оптимального лечения ран. Необходимо заподозрить, выявить, а затем адекватно лечить повреждения важных и жизненно необходимых структур. Послеоперационное лечение включает местную и системную антибиотикотерапию, тщательный уход за раной, применение силиконового геля для уменьшения рубцевания, а также выбор методов скрытия и ревизии рубцов. Наконец, подробное знание физиологии и трехмерной анатомии лица и подлежащих структур необходимо для достижения наилучших функциональных и косметических результатов. Пациент и его семья должны также ощущать психологическую и эмоциональную поддержку. Ревизия рубцов и функциональная реабилитация могут занять много времени, потребовать множественных вмешательств и больших усилий, поэтому пациент должен понять это как можно раньше.


Оцените статью: (15 голосов)
3.8 5 15

Cтатьи из раздела Пластическая хирургия:


Краниосиностоз
Остеосинтез
Переломы верхней челюсти (переломы Le Fort)
Переломы нижней челюсти
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.