Этика и пластический хирург

фото Этика и пластический хирург
ПЕРВАЯ ЭТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ
Греческий поэт Пиндap (474 г. до н. э.) писал о боге врачевания Асклепии, который, польстившись на золото, вернул жизнь уже умершему богачу, За это оба были испепелены молниями, брошенными Зевсом. Возможно, этот миф является первым примером медицинской этики. Компетентный врач, побуждаемый жадностью, оказал запрещенную медицинскую услугу. Он нарушил неписаное правило и заплатил свою цену. Медицинская этика, тогда и теперь, обозначает позицию врача относительно цены спасения жизни и восстановления здоровья ).

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭТИКИ (ИЛИ ЧТО ТАКОЕ ЭТИКА, ТАК ИЛИ ИНАЧЕ?)

«Этика - это тот предмет, которым должны быть озабочены коллеги ниже вас». Аннон

Что такое этика?
Хотя слово этика мы слышим часто, нам трудно определить его. Общепринято, что человек, который несет добро в сердце, является этичным (нравственным) членом любой общественной группы, тогда как тот, чье сердце скверно, является неэтичным (безнравственным). Этика подразумевает состояние добра на грани святости, к которому мы должны стремиться, по которою мы не можем достичь. Наименование Random House определяет этику как «моральные принципы, философию ценностей, касающихся правоты или неправоты определенных действий, а также добра и зла, мотивов и результатов таких действий». В публичном обещании при вступлении в ассоциацию Американской коллегии хирургов, говорится: «Я обещаю вести свою хирургическую практику честно и ставить благополучие и права моего пациента превыше всего».


Вероятно, этика это личное выражение того, что человек считает верным, и его способности придавать значение этой вере. Она часто ассоциируется с честностью и правдивостью. Когда мы думаем о нравственности какого либо лица, например врача, мы, в действительности, верим, что это лицо будет поступать с пациентами честно и правдиво и не будет ставить свои интересы на первый план. Проще говоря, этика — это то, что делается правильно. Исторически, этические кодексы развивались со времен Гиппократа, под влиянием римлян, к работам Томаса Персиваля в XVIII веке, который, в свою очередь, повлиял на Кодекс этики Американской медицинской ассоциации (АМА). (Этический кодекс АМА начинался как свод наставлений, определяющий мирные взаимоотношения между врачами!) Каким образом этика затрагивает пластического хирурга, выполняющего операции на лице? Почему существование этики важно для всех врачей? Кто должен решать, что такое этичное поведение, а что нет? В конечном счете, наиболее важный, с нравственной точки зрения, образ действий включает моральные устои, на которые опирается врач, пытаясь помочь пациенту. Одной из задач этой главы будет лучшее ознакомление пластических хирургов с этическими концепциями и правилами.

ПРОСТЫЕ ЭТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ
Большое число этических вопросов приходит на ум при разговоре о пластической хирургии лица, как косметической, так и реконструктивной.
Вот некоторые из них:
Является ли косметическая хирургия нравственной по сути или нет?
Является ли реконструктивная хирургия более нравственной?
Кому следует выполнять косметические и реконструктивные операции?
Каково различие между революционно новой операцией и экспериментальной операцией?
Кто должен принимать основное; решение о здоровье другого лица?
Как информация о пластической хирургии должна передаваться общественности?
Что такое «этичная реклама»? Что такое этичное поведение в отношении равенства личности?
Что составляет этичное поведение при ведении реального бизнеса?

Основой этики остается поведение врача при оказании помощи пациенту, так как последний приходит к врачу именно за помощью.


Обращаясь за помощью, пациент предполагает, что этическая сторона вопроса будет соблюдена. Хирурги обычно избегают вопросов этики, полагая, что, если они много работают, постоянно учатся и делают все, что могут, технически, все будет хорошо, даже когда жизненный опыт учит нас: такой подход наивен. Но больше нельзя всего лишь «работать так хорошо, как мы умеем" и идти дальше, как мы делали ранее. То. чего мы не делали в прошлом, сегодня с плохо скрываемым удовлетворением делают юристы, страховщики, руководящие органы и целые клиники. Например, если мы знаем, что определенные операции неудачны, но все же выполняем их, как мы сможем протестовать, когда вмешаются внешние силы?

КОСМЕТИЧЕСКАЯ ХИРУРГИЯ: В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЭТИЧНА ИЛИ НЕТ?

«Кредо косметического хирурга: если вы счастливы, я счастлив". J. Goin и М. К. Coin"
Делать пациентов счастливыми так же важно, как и делать их здоровыми». Сэр Wm. Osler «Единственным противопоказанием к повторной пластической операции является недостаток средств или тканей». David Нуmаn


Пластическая хирургия вызвала большой интерес и изучалась общественностью, медицинским сообществом и плательщиками системы здравоохранения. Особенно важно различать реконструктивную («восстановительную «) и косметическую («улучшающую») хирургию. Этика косметической хирургии создает интересные точки зрения. Этична ли косметическая хирургия в действительности? Возможно ли, что некоторые операции сами по себе неэтичны или, может быть, иногда выполняются по неэтичным причинам? Психологические исследования красоты наводят на мысль, что более привлекательные люди чувствуют себя более «чувственными, добрыми, интересными, сильными...


общительными... волнующими» и способными «прожить более счастливую и более наполненную жизнь, чем менее привлекательные люди».

Возьмем, например, старение человека. В чем мораль лечения старения? Разве" старение болезнь, и его надо лечить, как болезнь? Этично ли классифицировать старение, которое большинство людей считает нормальным процессом, как отклонение, требующее лечения? Есть ли здравый смысл в обращении косметических хирургов к обществу, когда они говорят о том, что выглядеть старше нежелательно и это следует исправлять? Или решило ли общество это за нас, и мы просто отвечаем на его требования? Если наше общество уважает старость и пожилых людей, тогда морщины должны рассматриваться как признаки, заслуживающие уважения. Давайте также оценим цель косметической хирургии. Традиционно целью медицины является здоровье, и это остается целью подавляющего числа ее направлений, как на Востоке, так и на Западе.

Но идеальным исходом многих косметических операций является не выздоровление, а удовлетворение хирургическим результатом. Этично ли подменять понятие «здоровье» понятием «удовлетворение от хирургического результата»? Может ли быть оценкой хирургической операции не то, что пациент стал здоровее, а то, что он или она удовлетворены сделанным? Например, если пациент требует сделать декоративный рубец на щеке, то мы знаем, что это не прибавит ему физического здоровья. Должны ли мы сомневаться в выполнении такой операции? Тем не менее, образование рубца является побочным результатом косметической операции (например, подтягивания провисшего лица) и считается обычным явлением.


Что если пациент попросит удалить орган, потому что считает, что это увеличит его самоуважение?

Большинство хирургов, вероятно, не согласится. Однако мы регулярно удаляем части кожи с лица и век (части самого большого органа), просто надеясь, что новый внешний вид поможет пациенту чувствовать себя лучше. Если считать, что операция, выполняемая исключительно для улучшения внешнего вида, неэтична, тогда возникают другие вопросы. Этичны ли косметические стоматологические процедуры? Нарушают ли манипуляции, производимые для отбеливания зубов, или установка блестящих виниров поверх существующих зубов запрет об улучшении внешнего вида? Так можно дойти до того, что стрижка сама по себе неэтична. Этичен ли кожный татуаж? И что относительно воздействия на кожу ультрафиолетовых лучей с целью получения загара? Кто-то может сказать, что, по сути, это неэтично, так как вызывает множество проблем со здоровьем.

С другой стороны, является ли воздействие на кожу неионизирующей радиации (то есть лазерное «восстановленио поверхности кожи») более этичным, чем услуги солярием? Ведь при попытках получить «более желательный « цвет или фактуру кожи могут быть получены ожоги второй степени. Сегодняшняя модель медицины ставит хирурга и положение официанта кафе, объясняющего различные виды лечения пациентам и позволяющего им выбирать на основании риска, цены, выгоды, или чего-либо еще, что пациент посчитает важным.

Отвечая на вопрос: «Является ли реконструктивная хирургия более этичной, чем косметическая хирургия?», — можно сказать, что вероятно, да.


является. Или можно сказать, что операция, которая завершается увечьем (некоторые экстирпации злокачественных опухолей головы и шеи), вероятно, не настолько этична, как могла бы быть. Что можно сказать о хирургии носа? Является ли устрашите перелома носа (реконструктивное вмешательство) более этичным, чем простая ринопластика (косметическое вмешательство)? Как насчет септоринопластики? Что вообще такое неэтичная хирургия, и кто ответстве- нен за это определение?

КВАЛИФИКАЦИЯ ВРАЧА: КТО ДОЛЖЕН ВЫПОЛНЯТЬ ПЛАСТИЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ?

"Еще вчера излечен от болезни Своим врачом, я умер прошлой ночью". Matthew Prior

Многое зависит от квалификаций, которые должны получить хирурги, прежде чем они приобретут право называть себя «пластическими хирургами» и выполнять операции, определяемые как «пластические хирургические операции». Кем должны быть эти врачи? Должны ли все они иметь определенную специальность или быть чтецами определенной коллегии или сообщества? Означает ли, что хирург обладает особыми качествами и квалификацией, если он прошел обучение по определенной программе или сертифицирован специальной комиссией? Конечно, пациент, который ищет пластического хирурга, ожидает, что хирург будет хорошо обучен требуемой операции и сможет оказать помощь при возможных осложнениях. Некоторые хирурги пренебрежительно относятся к обучению, образованию и профессиональным навыкам коллег.

Навственно ли это? С одной стороны, если хирург знает, что другой врач не обучен выполнению определенных операции и он видел серьезные осложнения после выполнения этим врачом таких операций, является ли его моральным долгом предупредить нациста об этом? С другой стороны, есть, такие хирурги. которые представляют себя рыцарем в доспехах на белом коне, чья миссии состоит в спасении общества от хирургов, влезающих в чужие дела. При этом некоторые из этих «рыцарей» замечены в защите своих собственных финансовых интересов без каких-либо альтруистических соображений.

Сегодня за плечами пластического хирурга стоят гиганты, вышедшие из общей хирургии, ортопедии, оториноларингологии, офтальмологии, челюстно-лицевой хирургии и дерматологиитак что он должен меньше всех сетовать на территориальные споры. Другой темой является разработка и использование новых хирургических операций и устройств. Так как ни один хирург не рождается с навыками выполнения хирургических вмешательств, то всех нужно учить. Одних больше, других меньше. Например, хирург может познакомиться с ноной операцией, участвуя в медицинской конференции или внимательно читая специализированный журнал. Этично ли внедрять новую и, возможно, широко не опробованную операцию в собственную практику?

И правильно ли представлять себя «лучшим хирургом» для того, чтобы попрактиковаться в выполнении операции, улучшение от которой не очевидно? Также, в продолжение темы обучения и профессионализма, встает вопрос, а каждый ли хирург может стать «экспертом» в любой операции, относящейся к его специальности? Стандарты оказания медицинской помощи не говорят о том, что каждая операция должна быть «совершенной « и что благоприятный исход гарантирован.

Но общество ожидает от своих врачей, включая хирургов, определенного уровня компетентности. Здесь предмет мораликомпетентность хирурга. Другой вопрос, который мы должны задать, состоит в том, а имеют ли право врачи делать операции в своем офисе или операционной комнате своего офиса, если они не в состоянии получить возможность выполнять те же операции в лицензированной хирургической клинике или госпитале, подвергаемых жесткому экспертному контролю? Нужно ли говорить потенциальным пациентам, что их хирург не имеет разрешения выполнять определенные вмешательства в лицензированном медицинском центре? Можно также утверждать, что по причине несовершенства системы разрешений, которая подвержена влиянию местной политики и, подчас, личных интересов конкурирующих хирургов, некоторые специалисты не могут получить разрешение на работу в определенных учреждениях от их руководства.

Можно ли утверждать, что отсутствие равенства рекомендательности подвергает пациентов избыточному риску. Но кто будет отрицать, что главная цель нашей профессии может быть предметом конкуренции. Разве не все пациенты заслуживают компетентного врача, и, в частности, компетентного пластического хирурга. Представляется, что правила, предписания и указания об оздоровлении конкуренции могли бы принести пользу. Выло отмечено, что «многие хирурги имеют врожденную или приобретенную склонность преувеличивать число выполняемых ими операций и недооценивать неудачи. Кто-то может назвать это лживостью; более снисходительные скажут, что это проявление буйного оптимизма». Так что нашей заключительной молитвой может стать: «Господь, пожалуйста, дай мне хирурга, который знает, что делает».

ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ В ОБЛАСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: КТО ДОЛЖЕН ЭТО ДЕЛАТЬ?

«Из поэзии лорда Байрона они взяли систему этики, составленную на мизантропии и сластолюбия». Lord Macaulay

На первый взгляд, этот вопрос кажется простым. Но сегодня есть много желающих интересоваться ответственными лицами, когда предполагается хирургическое вмешательство. Во-первых, это. конечно, пациент. Мы предполагаем, что пациент уполномочен принимать «информированное решение". Но всегда ли нацист информирован соответствующим образом? Можем ли мы считать, что он услышал все «за» и «против» относительно планируемой операции, даже если хирург сделал все возможное, чтобы подчеркнуть их? Всегда ли пациенты адекватны, принимая такое решение? Кто должен решать, так это или нет? Не является ли рекомендация врача безусловно принудительной, потому что хирург — хозяин положения, а пациент — слабый и беспомощный? Или, если система эстетических убеждений пациента отличается от таковой хирурга, как согласовать эти различия?

Во-вторых это хирург. Всегда ли решение хирурга здраво? Может ли оно, от случая к случаю, подвергаться влиянию внешних сил, иногда без осознания этого самим хирургом? Если у хирурга особенно успешный день или не слишком хороший день, будет ли его собственное настроение играть важную роль? Не соблазняется ли хирург перспективой заработка, рекомендуя иногда неподходящую операцию? И кто решает, имеет ли он достаточные навыки для выполнения определенной операции, особенно если она относительно новая? Есть также и другие заинтересованные лица. Если присутствует третья сторона в виде страхователя здоровья, должна ли она решать, является операция необходимой с медицинской точки зрения или это должен! делать хирург? Должен ли хирург скрывать информацию или преувеличивать симптомы, если это помогает пациенту получить страховые выплаты? Или, если хирург знает, что страховая программа, в которой он участвует, с большей долей вероятности оплатит операцию, но по сниженному тарифу, должен ли он ставить страховку на первое место?

Допустим, что определенные материалы или медицинские устройства предназначены для хирургии. Имеют ли значение деловые связи хирурга с компанией, производящей эти устройства или материалы? Если хирург имеет финансовую выгоду от применения какого-то материала, влияет ли это па беспристрастность принятия решения? Что если материал или лекарство разрешены, например. Управлением но контролю продуктов и лекарств США для использования в определенной анатомической области, а пациент требует их применения в совершенно другой области? Что если пациент требует объемов и доз, значительно превышающих обычные показатели? Должен ли пациент единолично решать, использовать определенный имплантат, или нет? Способен ли пациент решать? Что если пациент имеет потенциально заразное заболевание? Что если пациент ранее переболел какой-либо формой вирусного гепатита? Что если он ВИЧ-позитивен? Нужно ли при этом все-таки выполнять «косметические операции? Что если пациент хочет быть оперированным, а хирург отказывается оперировать из-за присутствия ВИЧ? Должен ли хирург иметь право отказывать пациентам? Нарушает ли это конституционные права пациента? И наоборот, обязан ли ВИЧ-позитивный хирург информировать пациента об этом до операции? Очевидно, что принятие решений в медицине может быть очень сложным. И когда перспективы неясны, что должно служить «этическим компасом», возвращающим нас на правильный курс?

«ПУСТЬ ПОКУПАТЕЛЬ БУДЕТ БДИТЕЛЕН»: ЭТИЧНАЯ РЕКЛАМА


«Некоторые виды рекламы сочетают экономическую выгоду с правдивостью»

Однажды врачи, не дающие рекламы, наконец, осознают потребность платить средствам массовой информации за предложение своих достоинств и умений. Считалось, что медицина является профессией вне торговых отношений и что пациенты всегда будут стучаться в дверь «способного, любезного и доступного» хирурга. Но все же изучающие историю медицины могут обнаружить ранние примеры рекламы. Распространение снадобий и эликсиров было повсеместным. Оцените следующий образец рекламы «торговца лекарствами» восемнадцатого века. Взятый из Saturday Evening Post от 13 сентября 1760 г.

Эликсир плодовитости, лечение бесплодия женщин и бессилия мужчин путем оживления циркуляции крови и соков, переведения всех жидкостей из вялого состояния в бурлящее и искрящееся, возбуждения животного духа, восстановления юношеского пыла и очевидного наполнения фибр всего естества щедрым теплом и ароматной влагой... и заставляющий отступить даже саму старость. Интересно сравнить предыдущий пример с современной рекламой пластического хирурга: Морщины и складки разглаживаются естественным образом. Больше не нужно мириться с ситуацией, когда вы чувствуете себя несчастной из-за морщин и исчерченности. которые заставляют Вас выглядеть старше, чем Вы себя чувствуете. Мы также разработали эксклюзивную программу ухода за кожей, которая, вместе с длительной коллагенозамещающей терапией, представляет собой наиболее важный прорыв в уходе за кожей, какого когда-либо достигали косметические хирурги. В последние годы произошел быстрый рост рекламы врачей.

Она предварялась во многих частях Соединенных Штатов рекламой других медицинских групп, включая стационары, страховые кампании и другие организации, связанные со здоровьем, а также стоматологов, хиропрактиков и т. и. Рекламу адвокатов можно рассматривать как отдельное явление. (Можно написать отдельный трактат о «честной рекламе юристов».) Так что многие терапевты и хирурги влились в строй рекламистов и маркетологов своей профессии. Напрашивается вопрос: является ли самореклама этичной? Или она неэтична? Может ли реклама быть честной и полезной? Что такое этичная реклама и кто должен это решать? Например, направлена ли реклама пластической хирургии на более уязвимую часть населения? Морально ли создавать желание подвергнуться операции (ненужный рынок), которая несет опасности и осложнения, особенно когда это сообщается восприимчивым людям с заниженной самооценкой? Как можно, рекламируя косметические операции, повысить самооценку потенциального пациента с помощью процедуры, подразумевающей, что он или она принципиально непривлекательны?

Например, рекламируя омоложенные лица, разве мы не рекламируем «культ молодости»? Не создаем ли мы ненужный рынок для наших избыточных хирургических способностей? Хотя мы знаем важность реалистичных ожиданий, не рекламируем ли мы «безупречность» в поиске безупречного лица? Когда все это переходит в мир рекламы. Кто должен контролировать и разбирать пограничные споры между конкурирующими специалистами? Должна ли реклама регулироваться и попадать под определенные государственные законные меры, или определять то, что каждый говорит про себя, должен «свободный рынок»? Должны ли быть ограничения на то, о чем реклама может или не может говорить?

Приемлемы ли проплаченные рекомендации со стороны пациентов? Должны ли быть ограничения на использование таких терминов, как «исключительный», «специально обученный». «первый, кто был сертифицирован», и других утверждений особой компетентности? Можно ли допускать использование слов •улучшенный» или «лучший» без доказательства их обоснованности? Выиграют ли потребители и общество в целом от увеличения рекламной нагрузки? Вносят ли пластические хирурги вклад в улучшение своих обществ путем печати рекламы, обещающей новое лицо, или путем распространения рекламных роликов, описывающих достоинства определенных операций? Если на то пошло, помогает ли всем нам знание о новейшей версии «Ronco Vegematic». значит ли это что-нибудь вообще? Разве общество не имеет доступа ко всем видам информации? Мы не можем запретить определенные виды услуг и разрешить продвижение других, не так ли? Но как нам узнать, когда мы на самом деле видим точную и правдивую информацию?

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА: НАШЕ ПОВЕДЕНИЕ С ПАЦИЕНТАМИ, КОЛЛЕГАМИ И ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ

Поведение с пациентами

«Этика это единственная гарантия, которую мы имеем, делая то, что мы считаем лучшим, помогая пациентам - в конечном счете, это должно преобладать». «После операции каждый хирург должен спросить себя, что операция улучшила?» John Conley. MD
«Бог дал вам одно лицо, и вы себе делаете другое». Шекспир


Какова первейшая обязанность врача в отношениях доктор- пациент? В конце концов, то, как мы лечим наших пациентов, определяет состояние нашего этического развития. В идеале, мы воспринимаем потребности пациента, стараемся взаимодействовать в выборе лечения, помогаем пациентам получить адекватную информацию, используем наши умения для достижения наилучших хирургических результатов, наблюдаем пациентов в процессе выздоровления и стараемся быть С ними в дальнейшем, надеясь, что они будут довольны своим усовершенствованным лицом и индивидуальностью. Но не всегда все так идеально.

Этично ли провести 20 минут с очередным пациентом, а затем решиться на выполнение процедур, которые связаны с потенциальными опасностями для здоровья и стоят тысячи долларов? При первичной консультации хирургу иногда не удается достигнуть взаимопонимания с пациентом. Лучший ли выход не пытаться добиться взаимодействия врача и пациента в это время? Не прину- дительны ли рекомендации врача в процессе консультации? Не продиктованы ли они соблазном увеличения дохода от предложения большего объема вмешательств? Как может доктор передать пациенту энтузиазм относительно операции без того, чтобы показаться «продающим» пациенту что-нибудь ненужное или нежелательное? Иногда ожидания пациента не оправдываются.

Означает ли это неудачу лечения? Иногда хирург может не чувствовать сострадания к пациенту. Нужно ли его имитировать? Или это нечестно? Если нет человеческого сочувствия к пациенту, как относиться к этому? Что если хирургу пациент вовсе не нравится? Означает ли это, что отношения врача и пациента должны быть прекращены? Коли да, то каков наилучший этический (не говоря о медико- юридическом) путь прекращения отношений? И что такое неэтичная хирургия? Когда хирургия «экспериментальна», а когда «революционна»? Каково различие между проведением «исследований» на своих пациентах и предложением им «последних достижений» в пластической хирургии? Этично ли пробовать на пациенте новую операцию, только услышав о ней на собрании специалистов? Что относительно новых приборов и материалов, которые не были исследованы на предмет их отдаленных влияний? Этично ли для хирурга применять препарат или материал (например, коллаген) по показаниям, не одобренным соответствующей официальной организацией (например, KDA) или не в той анатомической области, для которой он был предназначен? Не забывайте, что хирург ведет бизнес, а пациент потребитель, который приобретает товары или услуги в ответ на оплату. Успех сделки, как и всех сделок в бизнесе, зависит от того, доволен ли потребитель услугой. Правильно? Или это выходит за рамки простого сравнении с бизнесом? Не несет ли врач большей моральной ответственности, чем обычный бизнесмен? Например, если обычным бизнесом с изделием или услугой, выставляемой на продажу, интересуется потребитель, имеющий много денег, хозяин бизнеса заинтересован в проведении сделки. Давайте предположим, что потребитель предлагает гораздо больше денег за некий продукт или услугу. Например, в конце обычной консультация пациент говорит: «Я хочу подвергнуться всем шести операциям, которые мы обсуждали, я хочу сделать это завтра, и я удвою плату в ответ за Ваши дополнительные усилия, доктор». В большинстве видов бизнеса будет считаться разумным найти возможность удовлетворить потребителя и совершить эту сделку. Но что относительно нашей ситуации? Можно ли отделить бизнес от этики?

Поведение с коллегами

«Доброе имя лучше большого богатства, а добрая слава лучше серебра и золота"

Ранние кодексы профессионального поведения касались преимущественно не правил лечения пациентов, а правил поведения с врачами. Врачи традиционно имели проблемы в общении друг с другом. Особенно если хорошо образованные, амбициозные индивидуумы с большим эго сталкиваются с другими такими же, конфликтов и разногласий не избежать. Как врачи в сфере этического поведения должны поступать с членами своего профессионального сообщества, которые наиболее часто нарушают установленные этические принципы? Существуют государственные советы по лицензированию, комитеты госпиталей, этические комиссии, которые могут выполнять, и иногда выполняют, оценку сомнительного поведения. Но как в жизни должны общаться врачи, если один, по мнению другого перешел определенные рамки? Если хирург видит свидетельство плохой работы своего коллеги, этично ли открыто критиковать нарушители? С другой стороны, этично ли пластическому хирургу не обсуждать с врачом общей практики общего пациента? Что если врач общей практики не рекомендует пациенту подвергаться необязательному хирургическому вмешательству? Этично ли для пластического хирурга высказывать иное мнение или даже игнорировать совет и выполнять операцию? И что относительно новой операции, «внедренной" хирургом? Если она помогает людям, можно ли делать ее доступной для всех интересующихся хирургов? Или этично «запатентовать операцию», чтобы никто другой не мог ее украсть? Или, может быть, внедривший операцию хирург должен только продавать ее другим, если они согласятся платить определенные деньги за право обучиться технике? Наконец, этично ли для хирурга, который имеет финансовые отношения с какой-либо компанией, рекомендовать другим хирургам применение продукции этой компании? Если пластического хирурга спросили бы: «Как бы Вы хотели, чтобы наши коллеги-врачи запомнили Вас?», что бы он, скорее всего, ответил?

Поведение в деловом сообществе: хирург как бизнесмен
Врачей великих полную палату Тотчас позвали, но. когда они пришли. Они ответили, взяв плату, Что хвори сей леченья не нашли. Hillarie Belloe Успешный хирург должен стать успешным бизнесменом, иначе его хирургическая практика долго не продержится. Можно ли сделать это этично, или «успешный бизнес» несовместим с «правильными этическими стандартами»? Как должен балансировать хирург, между ответственным бизнесменом и сострадательным врачевателем? В современном мире бывают ситуации, когда врач, являющийся членом организация здравоохранения, должен принимать для своих пациентов медицинские решения, которые иногда могут влиять на общую оплату труда врачей этой организации.

Путем исключения определенных тестов и видов лечения их финансовое вознаграждение увеличивается. Вопрос очевиден: должны ли финансовые интересы организации перевешивать заботу о здоровье пациента? Дополнительные вопросы, на которые мы должны ответить: является ЛИ этичной продажа в офисе врача для получения дополнительного дохода такой продукции, как средства по уходу за кожей, пищевые добавки и витамины? Принуждается ли пациент в таких условиях покупать то, что рекомендует врач? Приемлемо ли для хирурга, имеющего финансовые отношения с компанией, поддерживать использование продукции этой компании другими хирургами? Возможно ли принимать подарки от компаний? Этично ли для пластического хирурга сотрудничать с салонами красоты для привлечения пациентов, объявляя сниженные цены для пациентов, направляемых ими? Этично ли разыгрывать косметические операции в благотворительных акциях? Необходимость сосуществования с другими видами бизнеса очевидна. Вопрос в том, как строить отношения с ними.

НОВЫЕ БИОТЕХНОЛОГИИ, МАТЕРИАЛЫ И ОПЕРАЦИИ: ДОСТИЖЕНИЯ ИЛИ ЭКСПЕРИМЕНТЫ?

«Новые операции и устройства хороши, если от них выигрывают пациенты, а новые идеи являются важными, практичными и успешными. Но пациент страдает, если операция основывается на преждевременном предположении, неточной информации, нереальных надеждах и неподготовленности хирургов»

Хотя «пластики» редко используются в пластических операциях, в других аллопластических или гомопластических материалах для имплантации никогда не было недостатка. Мы знаем, что медицинские приспособления и заранее подготовленные имплантаты иногда отличаются не только в разных странах, но и в разных обучающих учреждениях. Существует большой запас «узаконенных» косметических и восстановительных материалов, доступных для внедрения в человеческое тело в любое время. Кто должен гарантировать, что эти имплантаты и материалы безопасны для человека? Должна ли KDA нести исключительную ответственность? Или отвечать должны производители и продавцы материалов? Нужно ли возлагать ответственность на хирурга, рекомендовавшего операцию? Или ответственность ложится на самих пациентов?

Те, кто считает, что это не имеет значения, могут обратиться к недавней истории и продолжающейся неразберихе, связанной с силиконовыми имплантатами для молочной железы. В 1992 г. FDA и ее Совет по общей и пластической хирургии, после применения в течение нескольких лет, заключили, что, учреждения, использующие наполненные силиконом имплантаты для молочной железы, должны соответствовать установленным требованиям к безопасности и эффективности.

Через годы ретроспективных клинических исследований, эмоциональной риторики и юридических баталий с участием недовольных пациентов, сопровождаемых голодными шакалами-истцами, видя миллиардные расходы, мы остановились, чтобы оценить эмоциональные, юридические и финансовые затраты. Напрашивается вопрос, было ли это связано с отменой обязательства части хирургов не настаивать на ответах компаний, разрабатывающих и продающих такие приспособления? Много лет назад Конгресс решил, что принцип «caveat emptor" («пусть покупатель будет бдителен») не может быть приемлемым стандартом для медицинских устройств и приспособлений, применяемых в США. Обзор литературы (по истории искусственных водителей ритма сердца и устройств для позвоночника) обнаруживает, что пластическая хирургия не одинока в своем замешательстве. А что относительно новых операций? Иногда грань между революционно новой операцией и экспериментальной операцией очень тонка. Как можно оценить компетентность хирурга в выполнении «новейшей операции»?

Мы можем оценить водителей автомобилей, пилотов самолетов и других профессионалов, вовлеченных в общественную сферу. Можем ли мы оценить умение хирурга вне операционной, до того, как оно будет применено на лице пациента? Могут ли пациенты иметь какие-либо реальные гарантии компетентности человека, которому они доверяют свое лицо?

ВРАЧЕБНЫЕ МИССИИ: ВОЗЬМИ СКАЛЬПЕЛЬ И ИДИ

"Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас..."

Для хирургов не является редкостью добровольная помощь вдали от места своей основной практики. Кроме места основной медицинской деятельности может быть много мест, где пластические хирурги могут работать. нанося среднесрочные, краткосрочные, или даже «очень краткие» визиты. Большая часть добровольной работы, выполняемой в отечественных и иностранных обществах, скорее альтруистична и обеспечивает действительно хорошую помощь нуждающимся. Какие же этические проблемы при этом могут возникнуть? Исполненные благих намерений хирурги из развитых стран посещают менее обеспеченные страны с целью выполнения операций местным пациентам, не имеющим доступа к определенным видам пластической хирургии.

Мотивация может быть смешанной: улучшать качество жизни благородно, но совершенствование своих практических навыков путем практики где-то на ком-то другом — это нечто иное, так как в переполненной врачами стране они могут не иметь возможности выполнять пластику, например, заячьей губы. Приобретение опыта за счет необеспеченного общества подразумевает то, что эти пациенты менее ценны, чем те, кто живет в одной с врачом стране. Если приглашенный хирург не обучает местных хирургов оперативным техникам, то оказываемая им помощь относительно небольшая. Это также подчеркивает недостатки принимающей страны. После завершения визита врач имеет возможность использовать его в своей представительской деятельности. Можно спросить, кто выигрывает от появления сведений о деятельности этого хирурга в средствах массовой информации? Является ли привлечение внимания средств массовой информации всего лишь новостями», приносящими пользу местной общине?

Или оно представляет собой «находчивый маркетинг «, который делает хирурга современным доктором Атьбертом Швейцером? Я знаю много благородных и преданных врачей, которые без устали стремятся помогать в очень сложных ситуациях неимущим пациентам во всем мире. Я видел хирургов, которые участвова- ли в регулярных зарубежных "медицинских миссиях", указывая в информационных бюллетенях для своих пациентов, что они не в восторге от ежегодных поездок в их экзотические страны для предоставления своих услуг или они делают это вне чувства «призвания», как самоунижение. Но что значат мотивации, если человеку, который иначе не получит помощи, эта помощь предлагается? Что это, колониальный патернализм или миссия милосердия?

ОБУЧЕНИЕ И ТРЕНИРОВКА: «ПРАКТИКУЮЩАЯ МЕДИЦИНА»

«Доктор, а действительно Вы будете меня оперировать? « Современный пациент

Так как ни один врач не рождается обладающим медицинской мудростью или врожденными хирургическими навыками, все врачи должны проходить обучение и тренинги. Все врачи, включая хирургов, учатся на собственном опыте. Иногда практика медицины это именно практика. Как можно сбалансировать право молодого хирурга учиться и право общества защитить права пациента, который ищет помощи в «обучающем учреждении»?

многие хирурги пытаются развить в себе этическое чувство, к сожалению, не всем это удается. На это необходимо обратить внимание при отборе кандидатов в ординатуру и аспирантуру по пластической хирургии лица, а также нужно продолжать подчеркивать важность этичного поведения в своей практике. Давайте также не будем забывать, что существует множество еще не описанных этических дилемм.


Оцените статью: (8 голосов)
3.38 5 8
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.