Сахарный диабет MODY-типа

Сахарный диабет взрослого типа у молодежи, или "массонский тип" диабета, также является гетерогенным заболеванием, однако выделено несколько моногенных форм MODY-типа. Наследование сахарного диабета типа 2 и MODY-типа осуществляется по аутосомно-доминантному типу, и, хотя в клиническом течении данных типов диабета много общего, в патогенетическом плане — это два различных заболевания. Молекулярно-генетические исследования показали наличие по крайней мере 5 синдромов: MODY-1 (сочетается с мутациями гена HNF-4 (на хромосоме 20ql2-ql3.1), MODY-2 (сочетается с мутациями гена глюкокиназы на хромосоме 7р15-р13), МОDY-3 (сочетается с мутациями гена HNF-1 (на хромосоме 12q24.2), MODY-4 (сочетается с мутацией гена IPF-1 на хромосоме 13ql2.1), MODY-5 (сочетается с мутациями гена HNF-1 (на хромосоме 17cen-q21.3) и др. К настоящему времени идентифицировано 5 указанных выше генов, мутация которых приводит к развитию различных форм диабета MODY-типа.

J. С. Chevre и соавт. (1998), изучая все 18 семей с диабетом MODY-типа, в 11 не смогли обнаружить мутацию 5 известных генов, ответственных за развитие у них нарушений углеводного обмена и диабета.


Идентифицированы 5 "бессмысленных", или "пропущенных", мутаций (G13D, R159W, А161Т, R200W, R271W), одно замещение в 5-м интроне (IVS5nt+2T А) и одна делеция (P379fdelT) в гене HNF-la. Однако у обследованных больных не было выявлено мутаций в генах HNF-4a и HNF-la. В другой работе этих авторов показано, что ни у одного больного диабетом MODY-типа из перечисленных 11 семей не было выявлено также мутаций гена IPF-1. На основании результатов этих исследований авторы справедливо считают, что имеется по крайней мере еще один пока неизвестный дополнительный локус, вовлеченный в патогенез диабета MODY-типа. Возможность молекулярно-генетической идентификации диабета MODY-типа показывает, что это заболевание встречается в популяциях значительно чаще, чем считали раньше.

Печеночные ядерные факторы, относящиеся к большому классу транскриптационных факторов, которые экспрессируются в печени, являются облигатными для транскрипции генов, специфических для печени и некоторых других тканей. В настоящее время печеночные ядерные факторы подразделяют на 6 семейств: гены печеночного ядерного фактора 1, или HNF-1, печеночного ядерного фактора 3, или HNF-3 (HNF-3a, HNF-Зр, HNF-Зу), печеночного ядерного фактора 4, или HNF-4 (HNF-4a, HNF-4y) и др.


Из всех печеночных ядерных факторов два (HNF-la и HNF-4a) играют критическую (облигатную или необходимую) роль в обеспечении нормальной функции (3-клеток островов поджелудочной железы. Как установлено в исследованиях последних лет, мутация указанных генов (HNF-la и HNF-4a) является причиной диабета типов MODY-1 и MODY-3, которые характеризуются аутосомно-доминантным типом наследования, на стадии предиабета — нормальной чувствительностью к инсулину и сниженной секрецией инсулина при гликемии более 7 ммоль/л. При изучении молекулярных механизмов действия двух указанных печеночных ядерных факторов установлено, что HNF-4a является регулятором HNF-la в печени и необходим для нормальной функции (3-клеток. Дальнейшие исследования показали, что в р-клетках островков поджелудочной железы экспрессируются и другие печеночные ядерные факторы (HNF-3a, HNF-Зр, HNF-Зу, HNF-4y, HNF-6). Перечисленные гены, по мнению авторов, являются генами-кандидатами, которые участвуют в развитии сахарного диабета типа 2, манифестирующего в раннем или позднем возрастном периоде и, по-видимому, сочетающегося с нарушением хромосом 7р, 12q и 20q.


Эти предположения основываются на данных, свидетельствующих, что все гены семейства HNF-3 экспрессируются в р-клетках. Как установлено A. Mincheva и соавт. (1997), гены HNF-3a, HNF-Зр и HNF-Зу локализуются на хромосомах 14ql2-ql3, 20pll и 19q 13.2-ql3.4 соответственно. Экспрессия гена HNF-Зр в островках поджелудочной железы более выражена, чем в печени, тогда как экспрессия генов HNF-3a и HNF-Зр, так же как генов HNF-la и HNF-4a, значительно ниже в островках, чем в печени. Ген HNF-6 локализуется на хромосоме 15q21.1-21.2 и регулирует транскрипцию фермента 6-фосфофрукто-2-киназа/фруктозо-2,6-бисфосфатазы, который является бифункциональным ферментом и катализирует синтез и распад фруктозо-2,6-бисфосфата — сильного стимулятора гликолиза в печени.

MODY-тип сахарного диабета выявляют у лиц в возрасте до 25 лет при некотором увеличении частоты заболеваемости в возрасте 9—13 лет. Как правило, в течение первых 2 лет от начала заболевания больные обходятся без инсулинотерапии, и при этом у них не развивается кетоацидоз. Следует указать, что еще S. S. Fajans и J. W. Conn (1965), обсуждая вопросы эволюции диабета от его начальных стадий — предиабета до субклинического, латентного и клинически выраженного диабета, первыми обратили внимание на особенности течения некоторых форм сахарного диабета типа 2, развитие которых приходится на детский возраст.


Однако идентификация этой формы диабета с указанием аутосомно-доминантной формы его наследования принадлежит R. Tattersal (1974), описавшему семью, в которой мать (48 лет) болела сахарным диабетом с 12-летнего возраста, а у двух ее дочерей диабет проявился в возрасте 5 и 7 лет. Ни мать, ни дочери не получали инсулин. Кроме того, около 50% членов этой семьи также болели сахарным диабетом типа 2. R. Tattersall и S. Fajans (1975) предложили для заболевания с таким течением термин "сахарный диабет взрослого типа у молодежи" (Maturity-onset diabetes of the young — MODY). Компенсации диабета этого типа удавалось добиться с помощью диеты или пероральной антидиабетической терапии. Наблюдение за больными на протяжении более 20 лет показывает, что течение диабета остается стабильным, инсулинотерапии, как правило, не требуется.

Используя клонирование инсулинорецепторной кДНК, S. С. Elbern и соавт. (1987) изучали роль инсулинового рецептора в развитии сахарного диабета MODY-типа и установили, что ни в одном случае предрасположенность к сахарному диабету не была связана с дефектом гена, ответственного за синтез рецептора к инсулину. Наряду с генными маркерами (HLA и ген инсулина) должен быть, по их мнению, третий ген, ответственный за предрасположенность к сахарному диабету этого типа.

Н. Beck-Nielsen и соавт. (1988) обследовали двух 14-летних близнецов из семьи, в которой были больные диабетом MODY-типа. У одного близнеца выявлено лишь нарушение толерантности к глюкозе, а у второго — выраженный сахарный диабет. Уровни инсулина и С-пептида в плазме крови натощак были слегка повышены у обоих близнецов, тогда как секреция инсулина и С-пептида в ответ на прием пищи и нагрузку глюкозой была в пределах нормы. Однако повышение уровня инсулина при проведении глюкозотолерантного теста оказалось ниже, чем следовало ожидать при имеющейся гипергликемии, что свидетельствовало о дефекте (3-клеток. Несмотря на повышенный уровень инсулина в крови, базальная продукция глюкозы печенью у близнеца с нарушенной толерантностью к глюкозе была в пределах нормы, тогда как у близнеца с диабетом она оказала сниженной на 60%. У него была снижена на 40% и способность инсулина опосредовать поглощение глюкозы периферическими тканями. Эта резистентность к инсулину была связана с нарушением действия инсулина на пострецепторном уровне. Авторы считают, что при диабете MODY-типа генетический дефект проявляется в (5-клетках. Однако клиническая манифестация диабета связана с пострецепторным дефектом в действии инсулина, а возможно, и с первичным дефектом рецептора к инсулину.

Точных статистических данных о распространенности диабета MODY-типа нет. Действительно, у многих больных диабет MODY-типа протекает в течение многих лет, вплоть до взрослого состояния, в виде умеренно выраженной, чаще всего недиагностируемой гипергликемии. Результаты исследований, проведенных в последние годы, позволяют считать, что около 2—5% больных сахарным диабетом типа 2 на самом деле больны диабетом MODY-типа. Н. М. Ledermann (1995) считает, что в Германии больные диабетом MODY-типа составляют около 2% (60 ООО) от всех больных сахарным диабетом. Для уточнения этих данных Т. Н. Lindner и соавт. (1997) провели скрининг по выявлению частоты мутаций генов глюкокиназы, HNF-la, HNF-ly, HNF-4a, HNF-lp, IPF-1 среди членов 11 немецких семей, в которых диагноз диабета был установлен до 25-летнего возраста, один из членов семьи страдал диабетом и у другого родственника первой степени родства также был диабет MODY-типа или типа 2. Результаты проведенных исследований свидетельствуют, что наиболее часто встречается диабет MODY-3 (HNF-la), на долю которого приходится 36%, а распространенность диабета MODY-1 и MODY-2 составляет 9 и 8% соответственно. Математические расчеты показывают, что число больных диабетом MODY-3 составляет 22 800, а диабетом MODY-1 и MODY-2 — по 4800. Не обнаружено мутаций гена HNF-1В и гена IPF-1. По мнению авторов, вероятно, имеется еще два неидентифицированных генетических локуса, ответственных за развитие диабета MODY-типа.

При обследовании 67 французских семей, члены которых больны сахарным диабетом MODY-типа, установлено, что в 42 (63%) из них имеется диабет MODY-2, в 14 (21%) -MODY-3 и в остальных 11 (16%) — другие, пока неидентифицированные MODY-типы. В британской популяции частота различных MODY-типов отличается от указанной выше: по данным Т. М. Frayling и соавт. (1997), F. Beards и соавт. (1988), на MODY-2 приходится 11 % (8 из 55 семей) всех случаев диабета MODY-типа, на MODY-3 — 65% (36) на MODY-1 — 4% (2), мутаций гена HNF-ip и IPF-1 не обнаружено, что, вероятно, является следствием генетических особенностей популяций.

Особый интерес представляет проспективное наблюдение за семьей, включающей 5 поколений и состоящей из 360 членов. Из указанного числа родственников у 72 выявлен сахарный диабет, причем у части из них диабет протекал с выраженными сосудистыми осложнениями (ретинопатия, инфаркт миокарда, нейропатия и др.).

В течение длительного периода времени считали, что сахарный диабет MODY-типа — относительно редко встречающееся заболевание. Однако во французской популяции, по данным М. A. Permutt и соавт. (1992), на его долю приходится 10— 15% всех случаев семейных форм диабета.

Первый генетический локус диабета MODY-типа был идентифицирован G. L. Bell и соавт. (1991) как полиморфизм хромосомы 20q: они установили наличие взаимосвязи между диабетом MODY-типа и локусом аденозиндеаминазы, расположенным на длинном плече 20-й хромосомы. Вслед за этим группа французских исследователей при генетических исследованиях семейной формы диабета MODY-типа установили наличие взаимосвязи диабета, наблюдавшегося у нескольких членов одной семьи, с полиморфизмом хромосомы 7р, на которой локализуется ген глюкокиназы — ключевого фермента обмена глюкозы в В-клетках и печени. У обследованных больных отмечалась сниженная секреция инсулина в ответ на введение глюкозы, что свидетельствовало о первичном дефекте функции р-клеток. Диабет, развитие которого связано с нарушением гена, локализующегося на 20-й хромосоме, предложено называть MODY-1, а диабет, сочетающийся с полиморфизмом гена 7-й хромосомы, — MODY-2. Через некоторое время М. Vaxillaire и соавт. (1995) установили, что в некоторых семьях диабет MODY-типа сочетается с полиморфизмом хромосомы 12q, и такой тип диабета предложено называть MODY-3. По данным этих авторов, во французской популяции около 25% всех случаев диабета MODY-типа принадлежит к MODY-3. D. A. Staffers и соавт. (1997) определили, что у некоторых больных диабетом MODY-типа заболевание сочетается с нарушениями гена инсулинового промоторного фактора, локализующегося на хромосоме 13ql2.1 и названного MODY-4. Наконец, сравнительно недавно был идентифицирован MODY-5, наличие которого сочетается с мутацией гена 1 р печеночного ядерного фактора, локализующегося на 17-й хромосоме (17 сеп-q21.3). Таким образом, к настоящему времени из большого семейства диабета MODY-типа идентифицировано 5 подтипов, которые сочетаются с мутацией только определенных генов.

Диабет MODY-1 обусловлен мутацией гена печеночного ядерного фактора 4а (генетический символ TCF14), локализующегося на хромосоме 20ql2-ql3.1. У 80% больных выявляют значительное повышение уровня глюкозы натощак — выше 7,77 ммоль/л (более 140 мг/100 мл). Постабсорбционная гипергликемия также превышает таковую у здоровых лиц, и при увеличении длительности болезни четко прослеживается прогрессивное ухудшение состояния углеводного обмена. Секреция инсулина в ответ на внутривенное введение глюкозы ослаблена или значительно снижена. Выраженное уменьшение скорости секреции инсулина отмечается при гликемии свыше 7 ммоль/л. Минимальный возраст больных диабетом MODY-1 7—9 лет. Заболевание характеризуется с выраженной клинической картиной, и для компенсации нарушений углеводного обмена почти 30% больных необходима инсулинотерапия. Как показали исследования К. Yamagata и соавт. (1996), причиной развития диабета MODY-1 является мутация гена печеночного ядерного фактора 4а, который относится к орфанным рецепторам суперсемьи стероид/тироидных рецепторов. Эти исследователи обнаружили в американской популяции "бессмысленную", или "пропущенную", мутацию (Q268X), при которой у больных развивалась выраженная форма диабета, требующая инсулинотерапии. Сравнительно недавно М. P. Bulman и соавт. (1997) при обследовании членов английской семьи обнаружили новую (вторую) мутацию гена HNF-4a. В недавно опубликованной работе А. М. Moller и соавт. (1997) представлены данные о частоте мутаций гена HNF-4a, полученные при обследовании у 509 больных сахарным диабетом типа 2 и 239 лиц контрольной группы в Дании. Вариант мутации Thr/Ile 130 гена HNF-4a был обнаружен у 4,7% больных и у 1,9% лиц из контрольной группы. Однако такая мутация не сопровождалась нарушением ответа инсулина и С-пептида на внутривенное введение глюкозы. Кроме того, у некоторых (0,8%) больных была идентифицирована новая мутация Val/Met255 (замещение валина метионином в положении 255), которая не вывлена у лиц из контрольной группы. Не исключено, что указанная мутация гена HNF-4a может способствовать наследованию предрасположенности к развитию диабета типа 2. Исследования показывают, что диабет MODY-1 менее распространен, чем другие подтипы диабета MODY-типа.

Диабет MODY-2 характеризуется нарушением толерантности к глюкозе или относительно умеренным течением сахарного диабета, который выявляют лишь у 40% обследованных. У этих больных редко развиваются сосудистые осложнения и лишь у небольшого числа (около 2%) больных для компенсации нарушений углеводного обмена требуется инсулинотерапия. Минимальный возраст манифестации MODY-2 — 1-й год жизни. Как правило, гликемия натощак редко достигает 140 мг/100 мл, а постпрандиальная гипергликемия увеличивается незначительно. Прогрессирование гипергликемии с увеличением возраста больного происходит очень медленно или отсутствует. Секреция инсулина в ответ на внутривенную инфузию глюкозы достаточная или незначительно сниженная. Выраженное снижение скорости секреции инсулина отмечается при гликемии ниже 7 ммоль/л. Как установлено P. Froguel и соавт. (1993), диабет MODY-2 обусловлен мутацией гена глюкокиназы.

При обследовании 260 глюкокиназодефицитных больных, принадлежащих к 42 семьям, G. Velhon соавт. (1997) идентифицировали 14 новых мутаций гена глюкокиназы. У 42% из общего числа больных выявлен клинически выраженный диабет, у 24% — нарушенная толерантность к глюкозе, у 31% — гипергликемия натощак и лишь у 3% — нормальная толерантность к глюкозе. Авторы подтвердили, что лишь у некоторых больных с клинически выраженным сахарным диабетом в течение длительного периода времени отмечались умеренные сосудистые осложнения диабета. Детально охарактеризованы 42 мутации гена глюкокиназы, большинство из которых относятся к так называемым бессмысленным мутациям, которые локализуются на 5—8-м экзонах и вызывают снижение активности фермента. Глюкокиназа, или гексокиназа IV типа, имеет мол. м. 52 ООО и состоит из 465 аминокислотных остатков. Как известно, она является ключевым ферментом метаболизма глюкозы, принадлежит к семейству гексокиназ (описано 4 изоформы гексокиназы) и катализирует образование глкжозо-6-фосфата в клетках печени, В-клетках и нейроэндокринных клетках, широко представленных в ЦНС и желудочно-кишечном тракте. Образование глюкозо-6-фосфата под влиянием глюкокиназы является лимитирующей скорость реакцией гликолиза и своего рода контрольным, или сигнализирующим, механизмом, осуществляющим регуляцию скорости образования и секреции инсулина в В-клетках. Как следствие окислительного фосфорилирования глюкозы в В-клетках происходит повышение цитозольного отношения АТФ к АДФ, что приводит к закрытию Катф-каналов с последующей деполяризацией плазматической мембраны и открытием кальциевых каналов, вхождению кальция в клетку, повышению уровня цитозольного кальция, который и триггирует экзоцитоз секреторных инсулиновых гранул. Ген глюкокиназы состоит из 12 экзонов и 2 тканеспецифических промоторов, которые обеспечивают независимую экспрессию фермента в печени и В-клетках. В р-клетках островков поджелудочной железы специфический промотор направляет образование глюкокиназы, состоящей из экзонов 1а и 2—10, тогда как в печени глюкокиназа представлена двумя формами: основной, состоящей из экзонов lb и 2— 10, и минорной, включающей экзоны 1с и 2—10.

Мутация гена р-клеточного глюкокиназного промотора в положении 30 сочетается со снижением глюкозостимулированной секреции инсулина, выявляемой у японцев среднего возраста, проживающих в США. Указанная мутация сопровождается не клинически выраженным диабетом MODY-типа, а лишь нарушенной толерантностью к глюкозе. Н. Blanche и соавт. (1997) идентифицировали дополнительно 37 новых мутаций гена глюкокиназы, и, по их данным, общее количество мутаций этого гена уже составляет более 80. Мутации гена глюкокиназы сопровождаются снижением активности этого фермента, который по праву называют "глюкозным сенсором В-клетки", и такое нарушение глюкокиназы приводит к повышению пороговой концентрации глюкозы в крови, необходимой для инициации, или триггирования, секреции инсулина. Действительно, как показали исследования М. М. Byrne и соавт. (1994), у больных с мутациями гена глюкокиназы наблюдается сдвиг кривой секреции инсулина вправо в ответ на прием различного количества глюкозы, что проявляется снижением секреции инсулина почти на 60%. Наряду с этим секреция инсулина в ответ на введение аргинина остается интактной. Эти исследования еще раз подтверждают данные о том, что при диабете MODY-2 происходит селективное нарушение глюкозного сенсора р-клетки, тогда как другие регуляторные механизмы секреции инсулина (влияние аминокислот, СЖК и др.) функционируют нормально. Нарушение ферментативной активности глюкокиназы у этих больных приводит к уменьшению синтеза гликогена в печени и увеличению печеночного глюконеогенеза после еды, что и сопровождается значительной постабсорбционной гипергликемией. Приведенные данные позволяют считать, что нарушение углеводного обмена, наблюдаемое у больных диабетом MODY-2, является следствием не только снижения секреторного ответа р-клетки в ответ на стимуляцию глюкозой, но и нарушения метаболизма глюкозы в печени (снижение образования гликогена и усиление глюконеогенеза).

Наиболее тяжелое течение сахарного диабета отмечается при диабете MODY-3, при котором у 97% больных имеет место клинически выраженный диабет, а у остальных отмечается нарушение толерантности к глюкозе. Как отмечено ранее, развитие диабета MODY-3 обусловлено мутацией гена HNF-la, который является транскриптационным фактором, участвующим в регуляции генов печени. Кроме того, он экспрессируется в р-клетках. В многочисленных исследованияях идентифицировано более 50 различных мутаций этого гена, которые сочетаются с диабетом MODY-3 и диабетом типа 2, развивающимся в сравнительно молодом возрасте. Как установили Т. Hansen и соавт. (1997), в Дании в 50% семей, в которых есть больные с диабетом MODY-типа, выявляют мутацию гена HNF-la, что свидетельствует о высоком удельном весе диабета MODY-3. Для диабета MODY-3 характерно снижение секреции инсулина в отсутствие резистентности к инсулину, что четко выявляется у лиц — носителей указанной мутации гена как при наличии сахарного диабета, так и в его отсутствие. Клинические проявления диабета MODY-3 имеют некоторое сходство с течением сахарного диабета типа 2, за исключением того, что диабет манифестирует в более раннем возрасте. Больные диабетом MODY-3 не имеют избыточной массы тела, у них в анамнезе отмечается быстрое прогрессирование нарушения углеводного обмена вследствие нарушения толерантности к глюкозе до выраженного диабета с переходом в инсулинопотребную форму диабета, который часто расценивают как аутоиммунный диабет типа 1. Манифестация диабета, как правило, происходит не в детском возрасте, а в постпубертатном периоде.

S. Yamada и соавт. (1997), изучая мутацию гена HNF-la у больных сахарным диабетом типа 1, выявили мутацию указанного гена у 5,5% обследованных ими больных. А. М. Moller и соавт. (1998) изучали распространенность MODY-3 среди больных сахарным диабетом типа 1 в Дании. Основываясь на результатах обширных популяционных обследований, они обследовали 39 (6,7%) больных сахарным диабетом типа 1 в отсутствие гаплотипов генов HLA DR3 и DR4, у которых родственники первой степени родства также страдали сахарным диабетом. У 4 (10%) из 39 обследованных больных была идентифицирована мутация гена HNF-la: у 1 — бессмысленные мутации (Glu48Lys) в 1-м экзоне, у 2 — мутации (Cys241Gly) в 4-м экзоне и у 1 больного — рамочная мутация (Pro291fsdelA) в 4-м экзоне. Это свидетельствует о том, что сахарный диабет MODY-3 диагностируют как диабет типа 1, под маской которого он протекает. Пролиферативную ретинопатию и другие сосудистые осложнения, так же как и протеинурию, у больных диабетом MODY-3 выявляют с такой же частотой, как при сахарном диабете типа 2. Однако низкая распространенность ожирения, дислипидемии и артериальной гепертензии отличают этот вид диабета от сахарного диабета типа II.

R. D. Сох и соавт. (1999) в рамках проведения программы проспективного изучения диабета в Великобритании (UKPDS) обследовали 204 больных сахарным диабетом типа 2, проведя у них молекулярное секвенирование гена HNF-la, и обнаружили лишь 5 возможных вариантов гетерозиготных состояний у отдельных больных: две мутации локализовались в промоторной области (делеция нуклеотида 8—9), две — в 7-м экзоне и одну — в 4-м экзоне, т. е. было идентифицировано 4 из 5 новых вариантов мутаций. В английской популяции больных сахарным диабетом типа 2 частота мутации гена HNF-la составляет, вероятно, не более 3%. Однако авторы не исключают, что на 12-й хромосоме могут локализоваться другие гены, оказывающие влияние на развитие диабета типа 2.

Сахарный диабет MODY-4 обусловлен мутацией гена инсулинпромоторного фактора 1 (IPF-1), локализующегося на хромосоме 13ql2.1, a MODY-5 — мутацией печеночного ядерного фактора 1(3 (HNF-1 Р), находящегося на хромосоме 17 cen-q. Инсулинпромоторный фактор 1, который ранее описан как PDX-1, STF-1 или IDX-1, является транскриптационным фактором, который регулирует развитие поджелудочной железы и экспрессию различных островковых генов, включая ген инсулина. D. A. Staffers и соавт. (1997) обнаружили мутацию в 1-м экзоне гена IPF-1 (Pro63fsdelC) у нескольких членов семьи и у отдельных гетерозиготных членов семьи — нарушение толерантности к глюкозе или выраженный сахарный диабет. Возраст, в котором появились нарушения углеводного обмена, колебался от 17 до 67 лет (средний возраст 35 лет). У одного из членов семьи (ребенок, гомозиготный по мутации) уже при рождении выявлены агенез поджелудочной железы и сахарный диабет. Сообщений о частоте мутаций этих генов не имеется. Диабет данных типов возникает спорадически, и семейные случаи наблюдаются редко. Выраженность диабета, как правило, умеренная. Как показали Т. Н. binder и соавт. (1999), J. С. Chevre и соавт. (1998), мутации указанных генов не были выявлены в семейных популяциях больных диабетом MODY-типа в Германии и во Франции.

Гетерогенность моногенных типов диабета MODY-типа не ограничивается перечисленными вариантами. Так, Y. Horikawa и соавт. (1997) описали семью, в которой нарушение углеводного обмена и наличие сахарного диабета сочетались с мутацией гена печеночного ядерного фактора 1(3. Этот также моногенный тип диабета был назван MODY-5. Особенностью сахарного диабета MODY-5 является выраженное нарушение углеводного обмена, для компенсации которого требуется инсулинотерапия. Кроме того, этот тип диабета сочетается с выраженным нарушением функции почек. Исследования F. Beards и соавт. (1998) показали, что в Великобритании мутация гена HNF-1(3 встречается сравнительно редко. Тем не менее MODY-5 представляет собой определенный фенотип нового клинического синдрома.

Исследования, которые будут проведены в ближайшее время, помогут выявить новые варианты моногенного диабета MODY-типа и определить их распространенность, особенность клинической картины и частоту сосудистых осложнений. Не исключено, что диабет MODY-типа будет первым кандидатом из всех разновидностей сахарного диабета для генной терапии, подходы к которой усиленно разрабатываются во многих лабораториях.


Оцените статью: (11 голосов)
3.91 5 11
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.