Лимфатические синусы и миграция клеток

фото Лимфатические синусы и миграция клеток
Паренхима лимфатических узлов пронизана густой сетью каналов (щелей) — лимфатическими синусами, по которым поступающая в узел лимфа течет от подкапсульного (краевого) синуса к воротному. Непосредственно под капсулой узла, между ней и паренхимой, находится подкапсульный (краевой) синус, в который впадают приносящие лимфатические сосуды. От подкапсульного синуса в паренхиму узла, вдоль капсулярных трабекул, уходят промежуточные синусы коркового и мозгового вещества. Последние достигают ворот лимфатического узла (хиларного утолщения) и впадают в воротный синус, из которого берут начало выносящие лимфатические сосуды. В воротный синус впадает также подкапсульный (краевой) синус, охватывающий паренхиму органа по периферии (под капсулой) и заканчивающийся в области ворот узла. Промежуточные синусы коркового вещества проходят в глубь органа между лимфоидными узелками, иногда изгибаются, охватывая узелок с той или иной стороны (вокругузелковый корковый синус). Располагаясь вдоль капсулярных трабекул, корковые синусы с одной стороны прилежат к соединительной ткани трабекулы, с другой — к лимфоидной паренхиме коркового вещества.

В мозговом веществе синусы располагаются двояко. Одни промежуточные мозговые синусы залегают между соседними мякотными тяжами (межмякотные синусы). Другие находятся (на гистологическом срезе) между мякотными тяжами с одной стороны и хиларной трабекулой — с другой (трабекулярные синусы). Синусы мозгового вещества более широкие, чем подкапсульный и корковые синусы.


Тонкие стенки синусов со стороны их просвета выстланы утолщенными эндотелиальными (береговыми) клетками. Краевой синус со стороны капсулы, а также стенки корковых, мозговых и воротного синусов, прилежащие к трабекулам и к воротному утолщению, имеют сплошной слой береговых клеток. Стенки синусов, ориентированные к лимфоидной паренхиме, построены таким образом, что через них из коркового и мозгового вещества в лимфу и в обратном направлении могут легко проникать лимфоциты, макрофаги и другие активно передвигающиеся клетки. В просвете синусов имеется мелкопетлистая сеть, образованная ретикулярными волокнами и клетками. В петлях этой сети могут задерживаться поступающие в лимфатический узел вместе с лимфой чужеродные частицы, микробные тела, опухолевые клетки.

С помощью сканирующей микроскопии коррозионных и нативных препаратов В. К. Шишло и А. А. Миронов (1990) показали, что сеть ретикулярных клеток и их отростков, а также волокон, существующая в синусах, служит для создания турбулентности потока лимфы. Благодаря этому облегчается фильтрация лимфы через сеть внутри синусов. В отношении клеток, выстилающих стенки синусов, существует два мнения. Ряд авторов рассматривают эти клетки как клетки, близкие к эндотелиальным, являющиеся как бы продолжением эндотелия приносящих лимфатических Сосудов. Согласно другой точке зрения, эти клетки представляют собой измененные ретикулярные клетки, обладающие способностью к фагоцитозу. Название «береговые» этим клеткам дал Н. Siegmund (1923).


Y. Mori и К. Lennert (1969) называли клетки синусов ретотели-альными. В тонкой структуре ретотелиальных клеток отмечаются различия в зависимости от их локализации — у краевого синуса, промежуточных синусов коркового и мозгового вещества. В частности, Л. В. Чернышенко (1966) указывает, что эндотелий краевого синуса пристеночных лимфатических узлов брюшной полости у плодов и новорожденных имеет клеточное, а у верхних и передних панкреатических и верхних желудочных узлов — «синцитиальное» строение. Большинство береговых (ретотелиальных) клеток содержит тонкие филаменты, расположенные вдоль длинной оси клеток. Соседние клетки соединены десмосомами. В отличие от клеток краевого синуса береговые клетки промежуточных синусов содержат большое число органелл. В них имеются многочисленные везикулы гладкой цитоплазматической сети и длинные канальцы зернистой цитоплазматической сети.

Как показали Ю. И. Бородин и В. Н. Григорьев (1983), клетки, образующие наружную стенку синуса, соединяются между собой путем как прилегания друг к другу, так и образования сложных контактов типа интердигитатных. При этом на протяжении контактов встречаются пятна и зоны облитерации, что свидетельствует о плотности этих контактов. Форма ядер клеток наружной стенки краевого синуса овальная или вытянутая, а иногда даже палочковидная. Хроматин мелкозернистый, распределен преимущественно по периферии ядра. Цитоплазматическая мембрана образует складки, обращенные в сторону как просвета синуса, так и прилежащей соединительной ткани.


Иногда к клеткам наружной выстилки синуса очень близко «подходят» лимфоциты, и их отростки входят в инвагинации клеток стенки синуса. Органеллы равномерно распределены по всей цитоплазме. Митохондрии чаще всего округлой или овальной формы, с небольшим количеством крист. Зернистая и незернистая цитоплазматические сети развиты слабо, преобладает зернистая сеть. Отмечается большое количество свободно лежащих рибосом и полисом, имеющих форму цепочек или розеток. Лизосомы немногочисленные, электронно-плотные, округлой формы, с зернистым содержимым. В околоядерной зоне цитоплазмы располагается пластинчатый комплекс, состоящий из уплощенных цистерн и везикул. Везикулы размещены по всей цитоплазме клетки, иногда сливаются, образуя вакуоли. Таким образом, клетки, образующие наружную стенку синуса, по ультраструктуре напоминают эндотелий.

При изучении внутренней стенки синуса В. Н. Григорьев выделил 3 типа клеток, отличающихся друг от друга по морфологическим признакам. Клетки 1-го типа имеют отростки и контактируют друг с другом посредством простого примыкания отростков. В просвете между цитоплазматическими отростками проходят пучки ретикулярных волокон. Ядра (в срез попадают редко) занимают центральную часть клетки. Форма их овальная, округлая, иногда неправильная; хроматин мелкозернистый; органеллы расположены преимущественно в зоне перикариона. Митохондрии круглые или овальные, с незначительным числом крист. Зернистая цитоплазматическая сеть развита хорошо. В цитоплазме этих клеток, так же как и в клетках, образующих наружную стенку синуса, содержится большое количество свободных рибосом и полисом.


Немногочисленные лизосомы имеют вид электронно-плотных округлых образований с зернистым содержимым. Пластинчатый комплекс чаще расположен вблизи ядра. Пиноцитозная активность в этих клетках не выражена. Внутренняя стенка краевого синуса, представленная клетками 1-го типа, имеет поры, в которых иногда видны лимфоциты. Клетки 2-го типа, выстилающие внутреннюю стенку синуса, в отличие от клеток 1-го типа уплощенные, вытянутые. Они контактируют между собой путем простого прилегания отростков. Ядра овальные или палочковидные, хроматин мелкозернистый. Органеллы этих клеток в отличие от органелл клеток 1-го типа развиты слабо: видны единичные митохондрии, гладкая цитоплазматическая сеть, свободные рибосомы. Много пиноцитозных везикул. Клетки 3-го типа обнаруживаются редко; они располагаются непосредственно в просвете синусов около клеток 2-го типа и плотно с ними контактируют. Они имеют овальную форму, отростки этих клеток образуют плотные контакты с телом собственной клетки. Контуры ядерной мембраны извитые, что свидетельствует об увеличении поверхности ядра. Хроматин мелкозернистый. Органеллы развиты так же, как и в клетках 1-го типа. Однако в отличие от последних в клетках 3-го типа много лизосом и пиноцитозных везикул.

Размер береговых клеток мозговых синусов существенно превышает величину береговых клеток внутренней стенки краевого синуса. Поэтому объемные соотношения последних заметно больше, чем аналогичный показатель для береговых клеток мозговых синусов. При снижении функции иммунной системы у животных (да еще при иммунодефиците), как указывают G.


Sainte-Marie и F.-S. Peng (1990), субкапсулярные синусы расширяются. Выглядят они так, как будто в них мало лимфоцитов. При этом синусы мозгового вещества заполнены многочисленными макрофагами. Для синусов характерно проникновение клеток в узелковую зону, и это имеет место на фоне атрофии лимфоидных узелков, наличии так называемых темных лимфоцитов, считающихся клетками повреждения. По данным Н. Chizini-Garcia, С. R. Machardo (1992), здесь в синусах встречаются также тучные клетки, выделяющиеся гетерогенными величиной, формой и тинкториальными свойствами гранул. Не исключено, что они содержат гепарин, но его в мозговых синусах меньше, чем в остальных отделах лимфатического узла.

В функционировании лимфатических узлов, пропускающих сквозь себя лимфу и выполняющих роль биологических фильтров, участвуют все их структуры: корковое и мозговое вещество, многочисленные лимфатические синусы, разветвленные в паренхиме. В связи с этим представляют интерес данные о динамических процессах в лимфатических узлах, о роли в них Т- и В-лимфоцитов. Согласно данным П. В. Пигаревского (1991), в норме структурные компоненты Т- и В-зон висцеральных и соматических лимфатических узлов на 90—95% состоят из малых и средних лимфоцитов и ретикулярных клеток и лишь 5% приходится на клеточные формы плазмоцитарного ряда. В Т-зоне количество Т-хелперов больше, чем Т-супрессоров, однако такое соотношение может меняться в течение суток. В норме в пределах Т- и В-зон как соматических, так и висцеральных лимфатических узлов не происходят какие-либо перестройки, обусловленные формированием клона антигенреагирующих клеток, необходимого для развития иммунного ответа. В Т-зоне митотически делящиеся клетки наблюдались редко (от 0,02 до 0,06%, оказалось, что возрастным изменениям этот показатель не подвержен). А. Ю. Летягин (1991) полагает, что суточная пространственно-временная структура лимфатического узла состоит из ритмично временных морфофункциональных комплексов. Выделенный комплекс «А» характеризуется увеличением числа лимфоидных структур лимфатического узла в результате рециркуляции и пролиферации лимфоцитов. Для комплекса «В» характерно значительное и быстрое уменьшение количества лимфоцитов в органе за счет эмиграции этих клеток в периферическую циркуляцию на фоне активации факторов динамического микроокружения и деятельности дренажных систем, обеспечивающих сброс жидкости из органа. Комплекс «В 2» характеризуется неустойчивым балансом клеток и жидкости в органе. При этом имеет место усиление миграции лимфоцитов при активнодействующих влияниях факторов микроокружения. Наиболее полно все эти данные представлены в монографии Ю. И. Бородина, В. А. Труфакина и соавт. (1992), где постулируется, что «процесс миграции и рециркуляции лимфоидных элементов даже в отсутствии иммунизации носит неслучайный характер. Лимфоциты «знают» границы своего района действия, свой маршрут передвижения в лимфоидной системе и периферических тканях. Такой порядок возникает в процессе онтогенеза как отдельно взятого лимфоцита, так и всей лимфоидной системы, и коррелирует со способностью синтезировать и нести специфические рецепторы».

И. Т. Гегин и А. И. Краюшкин (1991) за структурно-функциональную единицу в лимфатических узлах принимают лимфоид-ные узелки с прилегающими к ним территориями, мякотные тяжи как продолжение узелков в глубь мозгового вещества и приносящие лимфатические сосуды. В монографии Ю. И. Бородина, М. Р. Сапина и соавт. (1992) суммированы отдельные попытки как-то подразделить ткань лимфатического узла на структурные единицы. Так, G. Sainte-Marie и соавт. (1984, 1990), Ю. Е. Выренков, В. К. Шишло и Ю. Г. Антропова (1993) не очень убедительно выделяют в качестве структурной единицы лимфатического узла компартмент. Этот сектор, который, по мнению авторов, включает в себя центральную часть лимфатического узла, соответствующую паракортикальной области, нескольким лимфоидным узелкам и лежащим в этом секторе мякотным тяжам. Центральную часть назвали unit, или Т-доменом. Последний образован стромальными элементами, различными популяциями Т-лимфоцитов и небольшим количеством В-лимфоцитов, мигрирующих в соответствующие им В-домены. Т-домен распространяется на экстраузелковое пространство, в нем происходит селективная миграция лимфоцитов через стенки венул с высоким эндотелием. Ю. Е. Выренков, В. К. Шишло и Ю. Г. Антропова (1993) указывают, что каждый компартмент «приурочен» только к одному афферентному лимфатическому сосуду, 1—6 лимфоидным узелкам.

О наличии в лимфатических узлах структурно-функциональных частей, соответствующих неоднородным по функции и строению органам и регионам тела, пишет А. И. Краюшкин (1994). Исследуя лимфатические узлы кроликов различного возраста, он показал, что в центральном брыжеечном (висцеральном) лимфатическом узле, принимающем лимфу и от тонкой, и от толстой кишки, красители, введенные в стенки этих органов, при поступлении в лимфатический узел наполняют синусы каждый в своей части узла. Этот автор отметил также, что лимфатические сосуды от тонкой кишки подходят к одной стороне (левой) брыжеечного лимфатического узла, а от толстой кишки — к противоположной (правой) стороне этого узла. О соответствии приносящих лимфатических сосудов определенной части паренхимы лимфатического узла писал также Ю. И. Бородин (1994). Согласно данным А. И. Краюшкина, лимфатические синусы, в которые поступает лимфа от стенок тонкой кишки, более широкие, чем те синусы, которые «принадлежат» толстой кишке. Этот факт свидетельствует также о большей транспортной нагрузке синусов «тонкокишечной» части лимфатического узла по сравнению с таковой «толстокишечной» части. Такое предположение согласуется с данными Н. Рида (1989), который выявил, что тонкая кишка обладает большей всасывательной способностью, а в ее стенках в лимфатическое русло поступает большее количество веществ, чем в толстой кишке.

Такое же наличие морфофункциональных частей наблюдается у соматических подколенных лимфатических узлов, к которым притекает лимфа от поверхностных и глубоких тканей конечности. Как показал А. И. Краюшкин (1994), в одну часть подколенного лимфатического узла по поверхностным лимфатическим сосудам поступает лимфа от кожи и подкожной клетчатки, а в другую — по глубоким сосудам, от капсул суставов, мышц, сухожилий, фасций тазовой конечности кролика. Краситель, введенный в мышцы и другие глубоко расположенные структуры конечности, по глубоким лимфатическим сосудам направляется к подколенному лимфатическому узлу и обнаруживается в синусах передней части этого узла. Лимфатические синусы задней части лимфатического узла заполняются красителем, который поступает от поверхностных тканей (кожи и подкожной клетчатки). Автор отмечает, что промежуточные синусы мозгового вещества шире в той части лимфатического узла, к которым притекает лимфа от поверхностных тканей конечности. Можно предполагать, что и лимфоидная паренхима, прилежащая к лимфатическим синусам, в которые поступает лимфа от стенок тонкой кишки (брыжеечные узлы) или от кожи и подкожной клетчатки (подколенные узлы), будет испытывать большую функциональную нагрузку, чем паренхима другой части этих узлов.

Данные, полученные А. И. Краюшкиным, подтверждают это предположение. Исследуя лимфоидную ткань лимфатических узлов, в которые впадают лимфатические сосуды, несущие лимфу от функционально различных органов, А. И. Краюшкин обнаружил интересные факты. В той части лимфатического узла, куда притекает лимфа от стенок тонкой кишки, лимфоидная паренхима имеет более высокие количественные показатели, чем в другой части узла, взаимосвязанной с толстой кишкой. У «тонкокишечной» части брыжеечного лимфатического узла лимфоидные узелки (В-зона) более крупные, их диаметр варьирует от 275 до 750 мкм (в среднем 467 мкм). Площадь, занимаемая лимфоидными узелками, составляет 20,3% площади среза брыжеечного лимфатического узла. Большую площадь на срезах узла занимают также мякотные тяжи. В этих частях брыжеечного лимфатического узла тоже более высокое содержание бластных форм клеток, больших лимфоцитов, плазмоцитов, что свидетельствует об усилении здесь лимфоцито- и иммунопоэтической функций. У «толстокишечной» части лимфатического узла поперечник лимфоидных узелков значительно меньше —349 мкм (200—625 мкм), а площадь лимфоидных узелков на срезе узла составляет лишь 13,1%. В той части брыжеечного узла, куда поступает лимфа от тонкой кишки, паракортикальная зона (Т-зона) занимает в 3 раза меньшую площадь (8,1%), чем в части, к которой притекает лимфа от толстой кишки (25,9%).

В соматическом подколенном лимфатическом узле также наблюдаются различия в организации лимфоидной паренхимы в частях, к которым притекает лимфа от различных регионов конечности. В той части узла, к которой подходят лимфатические сосуды от кожи и подкожной клетчатки, более высокие морфометрические показатели лимфоидных узелков и мякотных тяжей (В-зоны). Диаметр лимфоидных узелков в этой части был равен 375 мкм (193—646 мкм), а их площадь составила 15,2% всей площади среза узла. В другой части подколенного лимфатического узла, к которой притекает лимфа от глубоких тканей конечности (мышц, сухожилий, суставных капсул), диаметр лимфоидных узелков был меньше 302 мкм (123—492 мкм), а их площадь на срезе занимала вдвое меньшую площадь —7,9%. Паракортикальная Т-зона оказалась более широкой в той части, куда поступает лимфа от глубоких тканей конечности.

Такие различия в двух соседних морфофункциональных зонах подколенного лимфатического узла А. И. Краюшкин объясняет более сильным и постоянным воздействием на кожу «антигенов внешней среды». Не случайно, очевидно, в коже обнаруживаются вокругсосудистые лимфоидные узелки, являющиеся иммунными структурами кожи. Преимущественное развитие лимфоидных узелков и мякотных тяжей (В-зоны) в той части центрального брыжеечного лимфатического узла, куда поступает лимфа от тонкой кишки, и в подколенном узле, к которому направляется лимфа от кожи и подкожной клетчатки, свидетельствует о формировании в этих частях иммунных реакций по гуморальному типу. При этих реакциях происходит образование антител. В лимфоидных узелках, как показали многие исследователи, содержатся иммунные комплексы. Согласно данным В. И. Новикова и А. А. Власова (1989), S. Т. Lee, F. Paraskevas и J. Maeba (1985), S. Т. Lee и F. Paraskevas (1988), в состав антигенспецифических комплексов входят детерминанты антигена, молекулы II класса гистосовместимости и детерминанты иммуноглобулина. Для формирования такого комплекса необходимы макрофаги и Т-лимфоциты.

В. И. Новиков и соавт. (1990) отмечают, что клетки периферических лимфатических узлов после контакта с антигеном in vitro секретируют антигенспецифические факторы. Указанные факторы угнетают миграцию макрофагов и усиливают их функциональную активность, а также способствуют окончательной дифференцировке клеток-предшественников гранулоцитарно-макрофагального ряда по моноцитарному пути. Как свидетельствуют исследования С. К. Drinker, Н. Field и Н. Ward (1934), именно в лимфатических узлах может находиться до 99% антигенного материала. Поэтому в этих узлах избирательно накапливаются активированные антигеном клетки, которые, как показали В. И. Новиков и А. А. Власов (1989), В. И. Новиков, А. А. Власов и И. Г. Сидорович (1991), участвуют в иммунологических реакциях против этого антигена. На пике иммунной реакции клетки лимфатического узла секретируют антиген — специфический гуморальный фактор, который способствует усилению антителогенеза в продуктивном периоде посредством подавления функции Т-супрессоров. Авторы заключают, что клетки лимфатических узлов «участвуют не только в накоплении и переработке захваченного антигенного материала до формы, которая с током лимфы и крови достигает центральных органов иммунитета (в частности, костного мозга), вызывая в нем наблюдаемые изменения в продукции иммуномодуляторов, но и в регуляции последующих этапов развития иммунной реакции, в том числе продуктивного периода этой реакции». N. van Rooijen (1987) предполагает, что существует один путь миграции клеток, дифференцирующихся в лимфатических узлах в антителообразующие клетки. При тимуснезависимом иммунном ответе антигенреактивные В-клетки получают необходимую информацию от антигенпрезентирующих макрофагов в межузелковой зоне периферической части коркового вещества. М. Dohrzanski и Т. Yang (1991) показали, что Т-лимфоциты различных лимфатических узлов отличаются по количеству и функциональным характеристикам.

Г. В. Ковалевский (1992) выделил 3 стадии изменения функциональной морфологии иммунного ответа лимфатического узла на тимусзависимые антигены. 1. Перераспределительная стадия— 1-е сутки иммунного ответа. Антигенстимулированные регионарные узлы продуцируют гуморальный агент, способствующий выходу Т-лимфоцитов из нерегионарных лимфатических узлов. При этом в последних возникают очаги опустошения паракортикальной зоны на фоне острейшего лимфоцитоза синусов. В мозговом веществе происходит аутофагия плазматических клеток, образуются гигантские шаровидные макрофаги. 2. Пролиферативная стадия — 3-й сутки иммунного ответа, время максимальной элиминации антигенов. Некоторые участки Т-зоны теряют привычный мелкоклеточный состав, превращаются в поля «больших пиронинофильных клеток». Предполагают, что из них возникают все субпопуляции специфических Т-лимфоцитов (хелперы, амплифайеры, супрессоры, киллеры и др.). Поэтому на этой стадии в паракортикальной зоне развертывается ауторегуляция иммунного ответа. 3. Заключительная стадия, касающаяся морфогенеза, проявляется к 5—6-м суткам иммунного ответа. Происходит массовая мобилизация лимфоцитов в синусы регионарных лимфатических узлов. В рециркуляции участвуют несенсибилизированные Т-лимфоциты, которые дополнительно получают антигенную информацию путем контактного взаимодействия (периполезиса) с макрофагами синусов. Как отмечает Г. В. Ковалевский, сенсибилизированные Т-лимфоциты экстрагируются эндотелием посткапиллярных венул нерегионарных лимфатических узлов и заселяют там места, возникшие на первой стадии. «Пульсации» центров размножения наблюдаются тем дольше, чем выше была доза антигена.

Как считают G. G. Csanaky, V. Kalasz и Т. Рар (1991), после антигенной стимуляции быстро возрастают как число вен с высоким эндотелием, так и масса лимфатического узла.

G. Sainte-Marie и F. S. Peng (1985), Т. С. Смирнова (1992) считают, что переходу антигенов из притекающей лимфы в паренхиму лимфатического узла способствуют клетки, расположенные в поверхностной части его коры (непосредственно под краевым синусом), в так называемой маргинальной зоне. По данным G. Sainte-Marie и F. S. Peng (1985), строма субкапсулярной зоны представлена фибробластическими ретикулярными клетками, формирующими петлеобразную сеть. J. Е. Veldman, F. J. Heuning и I. Molendar (1978), M. Dobashi, К. Terashima и J. Imai (1982) указывают, что в подкапсульной зоне происходит трансформация лимфоцитов в иммунобласты, плазмобласты и плазматические клетки независимо от Т-клеточной регуляции и образования центров размножения.

По мнешро Т. С. Смирновой (1992), этот процесс может протекать независимо от состояния центров размножения, где развитие и клеточные преобразования происходят значительно быстрее, чем в других структурах лимфатического узла. Т. С. Смирнова изучила также ритмически-временные изменения популяции клеток лимфоидного ряда в маргинальной зоне и сравнила полученные данные с картинами клеточного состава в Т- и В-зависимых зонах этого же узла. Анализ результатов показал отсутствие «общих составляющих», что послужило основанием для утверждения об «относительной функциональной автономии» маргинальной зоны. Автор считает, что эта зона является местом входа в паренхиму лимфатического узла малых лимфоцитов и тучных клеток из поступающей в узел лимфы.

На определенную ритмичность в строении лимфоидных образований лимфатических узлов указывается во многих исследованиях. В научной литературе имеются данные о том, что масса соматических и висцеральных лимфатических узлов изменяется в течение суток. По данным Ю. П. Хуссара (1969, 1975), максимальная масса лимфатических узлов белых крыс приходится на 18 ч, а минимальная — на 3 ч. При этом максимальная плотность расположения лимфоцитов в подмышечных, паховых и брыжеечных лимфатических узлах также приходится на 18 ч. Ю. И. Бородин и соавт. (1992) выявили в корковом плато паховых лимфатических узлов мышей линии СВА 24-часовые биоритмы клеточного состава. В корковом плато брыжеечных лимфатических узлов наблюдается 12-часовой ритм изменений количества клеток лимфоидного ряда: увеличение ночью и днем, уменьшение утром и вечером. Авторы объясняют эти факты двигательной активностью во время приема пищи в ночное и дневное время. Уменьшение числа клеток в корковом плато приходится на время сна животных. В этом плато бифуркационных лимфатических узлов максимальное содержание клеток наблюдается в ночное время, а минимальное — в дневное.

Ю. И. Бородин и соавт. считают, что увеличение числа клеток в ночную фазу связано с миграцией клеток в это время суток из тимуса, что согласуется с выводами Ю. П. Хуссара (1975). При этом не исключаются возможность перераспределения клеток в самих лимфатических узлах, а также выход их в кровеносное русло в условиях двигательной активности животных. Речь идет также о существующей в организме рециркуляции лимфоцитов. Нельзя не отметить, как полагают авторы, неустойчивость суточных ритмов в клеточном составе коркового плато, зависящую от целого ряда причин: положения лимфатических узлов в организме, уровней пролиферации, рециркуляции клеток и др.

Иная картина клеточных ритмов обнаружена в тимусзависимой паракортикальной зоне мышей линии СВА. В паховых лимфатических узлах максимум клеток лимфоидного ряда приходится на дневные и вечерние часы. В паракортикальной зоне брыжеечных лимфатических узлов уменьшение числа клеток наблюдается в период двигательной активности животных в ночное время суток. Увеличение числа клеток было отмечено в дневное время также благодаря двигательной активности. Авторы рассматривают суточную динамику в клеточном составе в связи с различными направлениями миграции клеток с участием тимуса, селезенки, других групп лимфатических узлов, кровеносного русла. Синхронность суточных биоритмов клеточного состава в корковом плато и паракортикальной зоне подчеркивает функциональную взаимосвязь различных лимфоидных структур в этих органах. Как считают N. Metcalf, S. Youngberger и W. Metcalf (1971), у крыс скорость рециркуляции В-лимфоцитов ниже, чем Т-лимфоцитов. Согласно данным А. Я. Фриденштейна и Е. А. Лурия (1980), в корковом веществе, где достаточно много венул и кровеносных капилляров, В-лимфоциты мигрируют из крови через стенки этих микрососудов в паренхиму лимфатических узлов, в их лимфоидные узелки и мякотные тяжи. В литературе имеются данные о том, что в этих структурах лимфатических узлов находится до 0,2% всех В-лимфоцитов.

Миграция лимфоцитов из лимфоидных узелков также подчиняется закономерностям суточных ритмов. В лимфоидных узелках бифуркационных лимфатических узлов обнаружен 12-часовой ритм клеточной активности с увеличением числа клеток в этих структурах в утренние и вечерние часы, между которыми наблюдалось некоторое уменьшение содержащихся в них клеток. «Накопление клеток» в лимфоидных узелках в дневное время Ю. И. Бородин и соавт. (1992) объясняют наличием в этих структурах митотической активности, а также рециркуляцией лимфоцитов. Авторы считают, что в вечерние часы лимфоциты мигрируют из лимфоидных узелков любых лимфатических узлов, где бы они ни находились. Этот процесс связан с началом вечерней двигательной активности животных. Двигательная активность отмечена как в предрассветные часы, так и в дневные (кормление животных). Авторы пришли к выводу, что образование клеток в лимфоидных узелках лимфатических узлов наблюдается во время сна животных, а уменьшение их числа — в период двигательной активности. У животных, ведущих ночной образ жизни, процесс миграции лимфоцитов из лимфоидных узелков приходится, естественно, на ночное время.

В мякотных тяжах соматических (паховых) и висцеральных (бифуркационных и брыжеечных) лимфатических узлов наблюдается 12-часовой ритм клеточной активности. В утренние и вечерние часы количество клеток лимфоидного ряда в мякотных тяжах уменьшается, а в дневное и ночное время возрастает, что не согласуется с режимом биоритмов клеток в лимфоидных узелках. Поэтому Ю. И. Бородин и соавт. (1992) заключают, что мякотные тяжи не в полной мере являются В-зависимыми структурами лимфатических узлов. Динамика клеток в мякотных тяжах больше похожа на такие же процессы в корковом плато и паракортикальной зоне, и авторы высказывают мысль о накопительной роли мякотных тяжей в отношении клеток лимфоидного ряда. Биотехнологическое исследование функциональных особенностей мякотных тяжей выявило взаимосвязи их с В- и Т-зонами лимфатических узлов. Приток лимфоцитов в мякотные тяжи извне отмечен в первую половину суток, а иммиграция — в ночные часы, когда двигательная активность животных весьма высока.

Что касается биоритмов в лимфоидных структурах других органов иммунной системы, то Ю. П. Хуссар, Ю. Тейкес и X. Ляэне (1971), L. Scheving и соавт. (1972) указывают на изменения массы селезенки у крыс в течение суток. Увеличение массы наблюдается в часы отдыха, максимальная масса отмечена перед рассветом, а минимальная — в дневное и вечернее время.

Примерно такую же картину увеличения количества клеток лимфоидного ряда в утренние часы и уменьшение в вечерние и дневные часы наблюдал Ю. П. Хуссар (1975) в белой пульпе селезенки у мышей-самцов линии СВА. Существенный прирост числа лимфоцитов и увеличение плотности их расположения в белой пульпе селезенки можно отнести за счет миграции этих клеток из костного мозга, где в это время число таких клеток уменьшается. В ночное время было отмечено также усиление митотической активности в селезенке.

Возможно, что увеличение в селезенке массы лимфоидной ткани в предутренние часы и во второй половине светового дня происходит в связи с активным перераспределением клеток лимфоидного ряда в условиях изменения функциональных нагрузок различных органов в течение суток. Можно допустить, что лимфоциты в дневное время больше «заняты» контролем над пищевыми антигенами в стенках органов пищеварения и в других органах, активно работающих в дневные часы. Как пишут Ю. И. Бородин и соавт. (1992), в вечерне-ночные часы «экспертная система» регистрирует выход клеток из селезенки в кровь и В-зависимые зоны лимфатических узлов. Возможно, что «контроль» крови, осуществляющийся все 24 ч в сутки, в предутренние часы достигает максимума. Как показали G. Fernandes и соавт. (1976), в дневные часы в селезенке наблюдается минимальное количество Т-лимфоцитов при одновременном максимальном их содержании в периферической крови.

Проведенные Т. С. Смирновой опыты с нанесением животным травмы также свидетельствуют о значительных изменениях клеточного состава лимфатических узлов (в их маргинальной зоне). После нанесения травмы (на 1—2-е сутки) в указанной зоне на 75% возрастало количество малых лимфоцитов. Такое увеличение в l'/2 раза было большим, чем в других зонах лимфатического узла. Т. С. Смирнова сделала вывод о том, что лимфоциты в маргинальную зону приходят из места травмы. При этом автор не разъясняет, откуда лимфоциты берутся в области травмы и почему именно оттуда они поступают в лимфатический узел. Как указывает Т. С. Смирнова, к 7—8-м суткам после травмы «плотность популяции» лимфоцитов в маргинальной зоне нормализуется. Одновременно она обращает внимание на иное поведение других клеток лимфоидного ряда, число которых в маргинальной зоне не возрастает, а, наоборот, уменьшается. Так, к 3-м суткам после травмы количество средних лимфоцитов уменьшается более чем в 3 раза, митотически делящихся клеток — в 6 раз, бластных форм клеток — в 21/2 раза, незрелых плазматических клеток — в 3 раза, зрелых плазматических клеток — в 10 раз. Т. С. Смирнова обращает внимание также на наличие в посттравматическом периоде в маргинальной зоне регионарного лимфатического узла тучных клеток, число которых резко возрастает к 3-м суткам. Количество тучных клеток увеличивается и в зоне травмы. Такая синхронность появления тучных клеток в месте травмы и маргинальной зоне свидетельствует, по мнению автора, о возможном повышении интенсивности местного кровотока, стимуляции фагоцитарной активности макрофагов и наличии хемотаксиса у лимфоцитов. При этом Т. С. Смирнова ссылается на данные Н. А. Юриной и А. И. Радостиной (1977) о роли тучных клеток в организме и J. Raud и соавт. (1989) о периартериальном расположении тучных клеток, содействующих направлению миграции лейкоцитов. При травме в маргинальной зоне изменяется также ритмика клеточной популяции. Правда, амплитуда колебаний и выявленных Т. С. Смирновой изменений после травмы уменьшается.

На основании проведенных исследований Т. С. Смирнова считает, что в лимфатическом узле в функциональном плане маргинальная зона занимает особое положение. Автор полагает, что маргинальная зона служит местом входа «лимфоцитов и тучных клеток в паренхиму лимфатических узлов из лимфатического русла как в норме, так и в ответ на операционную травму». Таким образом, на современном этапе морфологических исследований хронобиологические наблюдения весьма перспективны. Они дают возможность лучше выяснить закономерности морфогенетических процессов на клеточном, тканевом и органном уровне. Применительно к лимфатическим узлам также выяснилось (в эксперименте), что суточные биоритмы кровоснабжения лимфоидной ткани прямо согласуются с суточными ритмами кровоснабжения тканевых регионов. На локальные изменения лимфатических узлов влияют гормональные и нервные факторы, динамика суточной тучноклеточной популяции. Не исключено, что тучные клетки, присутствующие в периваскулярной и лимфоидной тканях, в синусах, капсуле и трабекулах лимфатических узлов влияют как на микроокружение, так и формирование иммунного ответа. Тучные клетки могут не только образовывать группы из 3—5 элементов, но даже «грибообразные» структуры, начинающиеся в области ворот узла и продолжающиеся по ходу трабекул и сосудов до коркового межузлового плато. Детали поглощения освобожденных гранул тучных клеток ретикулярными клетками пока неясны. Автор считает, что маргинальная зона является местом входа в паренхиму лимфатического узла малых лимфоцитов и тучных клеток из поступающей в узел лимфы.

Закладка первых лимфатических узлов обнаружена у 5—6-недельных эмбрионов человека. По данным В. А. Труфакина (1967), первые брыжеечные лимфатические узлы начинают формироваться на 8-й неделе внутриутробного развития. В. А. Флоренсов (1983) установил, что наиболее ранняя закладка лимфатических узлов наблюдается уже у 7-недельных эмбрионов. Анатомически сформированными лимфатические узлы становятся у 9-недельных плодов. На этот возраст (8—10 нед), в котором начинается образование лимфатических узлов, указывают М. А. Долгова (1967), Н. А. Жарикова (1979) и другие исследователи. Следует отметить, что сроки формирования лимфатических узлов, по данным разных авторов, как правило, различные. Это можно понять, если учесть следующее. Во-первых, объектом исследования нередко служили различные группы лимфатических узлов. Во-вторых, не учитывались здоровье матери, вынашивавшей эти эмбрионы и плоды, условия получения материала и др. В связи с этим следует согласиться с Г. В. Харловой (1963) в том, что образование лимфатических узлов является компенсаторной реакцией на условия существования организма.

Поскольку лимфатические узлы располагаются на путях тока лимфы от органов и тканей, раннему появлению узлов удивляться не приходится. Уже в первые недели развития зародыша в тканевой жидкости появляются продукты обмена веществ, в том числе крупнодисперсные белки и даже частицы разрушившихся клеток, образовавшихся в результате клеточного обновления. Поскольку погибшие клетки, крупнодисперсные белки, а также возможные клетки-мутанты являются чужеродными частицами, для их распознавания и уничтожения необходимы иммунные структуры. Такими структурами служат образующиеся в организме эмбриона лимфатические узлы, которые являются биологическими фильтрами на путях движения жидкости к кровеносному руслу. Вероятно, появление в организме эмбриона продуктов обмена веществ и чужеродных частиц в том количестве, когда это становится опасным для растущего организма, и является тем стимулом, пусковым моментом для формирования лимфатических узлов. В разных регионах тела такая необходимость в появлении лимфатических узлов и их регионарных групп создается в разное время. Поэтому появление закладок узлов в различных областях тела человека происходит в различные периоды внутриутробного развития, вплоть до рождения и даже после него.

Формирование лимфатического узла начинается с обособления группы мезенхимных клеток возле лимфатического сосуда или между соседними лимфатическими сосудами. Затем в процессе развития клеточное скопление впячивается в просвет прилежащего лимфатического сосуда, внешняя стенка которого дает начало капсуле образующегося лимфатического узла. Просвет лимфатического сосуда в дальнейшем превращается в подкапсульный (краевой) синус. Промежуточные синусы развиваются на основе разветвленного сплетения лимфатических сосудов, между которыми врастают тяжи эмбриональной соединительной ткани. В дальнейшем количество мезенхимных клеток в зачатке узла увеличивается. На 3—4-м месяце внутриутробного развития в формирующихся лимфатических узлах определяются лимфоциты.

A. Yasushi (1992) установил, что у плодов лимфоидные узелки начинают выявляться на 16-й неделе развития под субкапсулярным синусом. С 18-й недели хорошо видимые лимфоидные узелки обнаруживаются постоянно. Автор объясняет отсутствие в узелках центров размножения незрелостью тканей и узелковых дендритных клеток, а также отсутствием стимуляции на протяжении эмбрионального развития. По данным J. Westerga и W. Timens (1989), в лимфоидных узелках и внешних отделах коркового вещества лимфатических узлов у плодов выявляются В-клетки средних размеров. Начиная с 19-й недели, в отдельных узлах можно видеть намечающуюся границу между будущим корковым и мозговым веществом. Таким образом, лимфоидные узелки в лимфатических узлах появляются уже во внутриутробном периоде. П. Фузари (1965) наблюдал образование узелков у 51/2-месячного плода, В. А. Флоренсов (1964) — на 34-й неделе внутриутробного развития. Центры размножения в лимфоидных узелках появляются незадолго перед рождением или вскоре после него.

Дифференцировка лимфатических узлов продолжается не только у новорожденных, но и в детском возрасте. Основные возрастные формообразовательные процессы в лимфатических узлах заканчиваются к 10—12 годам, но перестройка этих узлов происходит на протяжении всей жизни в соответствии с изменяющимися условиями существования. Возрастную инволюцию лимфатических узлов можно наблюдать начиная с юношеского возраста. По мере увеличения возраста уменьшается их число, средние размеры остающихся узлов увеличиваются. Это происходит потому, что многие лимфатические узлы небольших размеров полностью замещаются плотной волокнистой соединительной и жировой тканями. Рядом расположенные узлы срастаются и образуют более крупные узлы сегментарной или лентовидной формы. С юношеского возраста в строме и паренхиме лимфатических узлов появляются группы жировых клеток. По мере увеличения возраста в узлах увеличивается количество соединительной ткани, утолщается капсула и заметно разрастаются хиларные трабекулы; утолщаются волокна ретикулярной стромы. Плотная волокнистая соединительная и жировая ткань по мере увеличения возраста постепенно вытесняет лимфоидную паренхиму в лимфатических узлах. Одновременно с этим в узлах уменьшается количество коркового вещества и относительно увеличивается содержание мозгового вещества. Промежуточные синусы в мозговом веществе расширяются. Наблюдаются также возрастные особенности клеточного состава лимфатических узлор; повышается число малых лимфоцитов и макрофагов, одновременно уменьшается число средних лимфоцитов.


Оцените статью: (8 голосов)
4.13 5 8
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.