Язычная миндалина

Язычная миндалина (tonsilla lingualis), которую в литературе называют также четвертой миндалиной, или языковым миндаликом, представляет собой скопление лимфоидной ткани под эпителием в слизистой оболочке корня языка позади желобоватых сосочков. Эта миндалина простирается от пограничной борозды, или желобоватых сосочков, спереди и до заднего края языка, а иногда до надгортанника сзади. В поперечном направлении она располагается от нижнего полюса одной миндалины до другой.

Следует указать, что в научной литературе нет единого мнения о числе язычных миндалин. По наблюдениям А. В. Яланского (1970), одиночная и парная миндалины встречаются соответственно в 78,2 и 21,8% случаев. М. Ф. Багрянская (1949) изучила 36 препаратов языка и на 16 из них (44,5%) обнаружила две язычные миндалины. При этом правая миндалина, по ее наблюдениям, была выражена лучше, чем левая. Две миндалины были обнаружены только у взрослых людей. При этом не исключалось, что разделение этой миндалины на две части происходит в возрасте 16—18 лет. Предлагалась и классификация язычных миндалин: одиночная, двойная, участковая.

По данным JI.


И. Цешинского (1951), две язычные миндалины обнаруживаются значительно чаще, чем одна. Автор утверждал, что в толще корня языка развиваются и сразу образуются две язычные миндалины как отдельные скопления лимфоидной ткани. Они располагаются по бокам от срединной линии в виде симметричных образований, как две равные половины одного органа. Четко выраженные левую и правую миндалины автор обнаружил в 69,6% случаев (на 34 препаратах из 49). Слабо разделенные язычные миндалины наблюдались в 30,4% случаев (на 15 препаратах). Наличие таких двух язычных миндалин JI. И. Цешинский считает вполне обоснованным, так как это согласуется сразвитием языка из двух зачатков. И. Б. Солдатов (1963) также пишет, что обычно имеются две язычные миндалины — правая и левая, которые лежат по бокам от продольной борозды языка. Аналогичные сведения имеются в работах G. Gamberlin (1938), A. Fioretti (1961) и др.

В пользу наличия двух язычных миндалин в определенной степени свидетельствуют и наблюдения клиницистов. По данным литературы, воспалительный процесс чаще затрагивает одну половину корня языка, одну язычную миндалину, что проявляется в виде односторонней припухлости и покраснения на одной стороне корня языка.


Язычная миндалина по сравнению с небными привлекла намного меньше внимания и теоретиков, и клиницистов. Одной из причин этого могут быть более редко встречающиеся заболевания язычной миндалины. Так, по данным И. П. Симановского (1909), увеличенная в размерах язычная миндалина наблюдалась у 22% лиц, имевших заболевания «аденоидной ткани» верхних дыхательных путей. Л. И. Фокина (1963) такую картину наблюдала еще реже: гипертрофия язычной миндалины отмечалась у 18% лиц с заболеваниями носоглотки.

Язычная миндалина, как и другие миндалины, расположенные в области носоглотки, обычно рассматривается по аналогии с небными миндалинами. Поэтому, вероятно, язычная миндалина как орган иммунной системы не привлекла такого внимания, как небные миндалины. В то же время она очень вариабельна по строению. Наличием одной или двух самостоятельных язычных миндалин, соприкасающихся в ряде случаев в области срединной линии языка, можно, вероятно, объяснить происхождение языка из двух зачатков. Однако неясно, почему в одних случаях обе половины язычной миндалины сливаются в один орган, а в других этого не происходит.


Наличие в миндалине неглубоких, неразветвленных крипт, к тому же с впадающими в них протоками слизистых желез, также требует объяснения. Более редкую заболеваемость язычной миндалины, находящейся вблизи входа в гортань, скорее всего можно объяснить строением крипт. Эти и другие вопросы еще ждут разрешения.

Не исключено, что особенности строения язычной миндалины обусловлены тем, что она находится в толще весьма подвижного органа — языка. Вероятно, меньшая возможность поверхности корня языка соприкасаться со струей воздуха, в котором обычно содержатся частицы пыли, микроорганизмы, также сказывается на строении этой миндалины. Наличие у гортани, находящейся позади корня языка, хорошо выраженного лимфоидного аппарата (лимфоидной ткани, образующей так называемую гортанную миндалину) также может влиять на особенности строения язычной миндалины. О том, что эта миндалина является органом иммунной системы, сейчас уже ни у кого не должно вызывать сомнений. Поэтому высказывания о роли язычной миндалины как об органе, образующем своеобразную подушку между языком и надгортанником, заполняющим это пространство, имеют лишь исторический интерес.


Предположение, касающееся функции язычной миндалины как органа, снабжающего слизью глотку, что способствует более легкому проскальзыванию пищи через надгортанник в пищевод, совершенно не соответствует современным представлениям об этом органе. По современным данным, функция образования слизи принадлежит лежащим в глубине корня языка слизистым железам, протоки которых открываются в просветы крипт, углубляющихся в язычную миндалину.

Месту локализации язычной миндалины соответствуют на поверхности корня языка возвышения округлой или яйцевидной формы диаметром 1—7 мм. Число этих возвышений (бугорков), по А. В. Яланскому (1970), варьирует от 18 до 155 и зависит в определенной степени от возраста человека. Так же варьируют и размеры указанных бугорков.

При изучении строения и развития язычной миндалины некоторые исследователи обращали внимание на площадь дорсальной поверхности корня языка, полагая, вероятно, что она соответствует величине поверхности самой миндалины. По мнению JI. И. Цешинского (1951), площадь, которую занимает язычная миндалина, составляет '/з площади корня языка. Речь, вероятно, идет о дорсальной поверхности миндалины и о такой же поверхности корня языка. При этом длина язычной миндалины (с учетом обеих ее половин) относится к ее ширине, как 1,5 : 1. Примерно такие же цифры приводит М. Ф. Багрянская (1949). Она дает также линейные размеры язычной миндалины в трех возрастных группах, указывая одновременно на число крипт. Автор отмечает, что площадь корня языка у людей в возрасте 22—82 лет составляет 22—35% всей площади поверхности языка. Довольно велика площадь поверхности корня языка по отношению к дорсальной поверхности всего органа и в пренатальный период. Она постепенно возрастает от 24,5% у 5У2-месячных до 34,1% у 8-месячных плодов. Детальные сведения о площади поверхности корня языка имеются в работе А. В. Яланского. Подробные данные о линейных размерах язычной миндалины приводит A. JI. Зарицкий (1934). Он указывает на более незначительные, чем другие авторы, размеры язычной миндалины. По А. Л. Зарицкому, у новорожденного длина язычной миндалины не превышает 8 мм. К 4—7 годам ее размеры удваиваются, а в 14—30 лет достигают максимальных величин: 18— 25 мм в длину и 18—24 мм в ширину. После 30 лет размеры постепенно уменьшаются до 13—16 мм в длину и 12—14 мм в ширину у людей пожилого возраста, что, кстати, в 2 раза больше, чем у новорожденных.

Рельеф на поверхности корня языка начинает усложняться довольно рано, примерно с 4—5-го месяца внутриутробного развития. По данным А. В. Яланского (1970), у 7—12-недельного эмбриона поверхность корня языка еще ровная, бугристая. Слабовыраженные продольные складки слизистой оболочки, напоминающие, по словам автора, «продольную исчерченность», появляются у 16—18-недельных плодов. Эти складки более выражены в боковых отделах языка, они здесь выше и шире, чем возле срединной линии, где складки мелкие. У 20—22-недельных плодов указанные складки становятся извилистыми. Автор полагает, что наличие на поверхности корня языка округлых образований (возвышений, бугорков) диаметром 0,01 мм дает основание говорить о присутствии здесь лимфоидных узелков (фолликулов, как называет их А. В. Яланский). Число таких возвышений у 20— 22-недельных плодов находилось в пределах 29—65.

У 6—б'/г-месячных плодов складки слизистой оболочки на поверхности корня языка более крупные, имеют расширения. В этих местах находится от 43 до 71 узелка (в среднем 55). У 7—71/2-месячных плодов на расширенных участках складок появляются более мелкие выпячивания, соответствующие, как считает А. В. Яланский, лимфоидным узелкам («фолликулам»). По данным автора, здесь находится 26—104 возвышения величиной 0,1 мм. 0,6 мм. Высота этих выпячиваний варьирует от 0,01 до 0,1 мм. К 8-му месяцу внутриутробной жизни эти выпячивания принимают овальную форму, их размер равнялся 0,5X0,1 мм. Эти сведения совпадают с наблюдениями V. Holibka (1973) о преобразовании складок слизистой оболочки на дорсальной поверхности корня языка в отдельные бугорки. Данный процесс начинает на 5—6-м месяце внутриутробной жизни и происходит в течение всей II половины беременности. На вершинах этих бугорков появляются, как полагает автор, отверстия выводных протоков слизистых желез.

У новорожденных А. В. Яланский наблюдал продольно ориентированные складки слизистой оболочки языка. Лимфоидные узелки, по мнению автора, располагаются в толще этих складок, а также между ними. Число узелков находится в пределах от 18 до 110 (в среднем 49), а размер их равен 0,15X0,5 мм. В течение 1-го месяца после рождения поверхность корня языка становится более рельефной. У детей в возрасте 2—9 мес возвышения на боковых поверхностях корня языка более крупные, чем возле срединной линии. На 1-м месяце внутриутробного развития возвышения округлые, затем становятся овальными или даже вытянутыми в продольном направлении. При площади слизистой оболочки корня языка у детей грудного возраста, равной 2,1—3,5 см2 (в среднем 2 см2) число этих возвышений достигает уже 112 (А. В. Яланский).

По данным С. Н. Чилингариди (1991), под pyкoвoдcтвoм М. Р. Сапина исследовавшей язычную миндалину, у грудных детей рельеф слизистой оболочки языка представлен складками, а также возвышениями округлой и овоидной формы — бугорками. Они образуют скопления двух видов: единое (обобщенное), встретившееся в 66% случаев, когда бугорки занимают всю поверхность корня языка, и парное (34% случаев), когда они располагаются по бокам от срединной линии. Длинник бугорков ориентирован в сторону миндаликовой ямки и бокового края языка. Общее количество бугорков на поверхности корня языка в грудном возрасте равно 52,9+3,5. На 1 см2 поверхности слизистой оболочки корня языка приходится 18—23 бугорка. Наиболее крупные бугорки располагаются в латеральных отделах корня языка. При этом они достигают 2,6 мм в длину, 2,1 мм в ширину и 1,6 мм в высоту. Самые мелкие бугорки находятся в передних отделах корня языка на границе с пограничной бороздкой; их размеры составляют: длина 1,3 мм, ширина 1,0 мм, высота 0,6 мм. В раннем детском возрасте бугорки на поверхности корня языка образуют три вида скоплений. Бугорки могут занимать всю поверхность корня языка (38% случаев), образовывать парное скопление — бугорки располагаются в латеральных отделах корня языка (50% случаев) или подковообразное скопление — бугорки лежат в виде подковы, открытой к пограничной линии (12% случаев). Число бугорков в раннем детском возрасте колеблется от 27 до 79.

М. Ф. Багрянская отмечает, что в возрасте от 5 мес до l'/2 лет возвышения в области корня языка выступают рельефно, располагаются обычно рядами, имеют довольно значительный размер; крипты выглядят как мешкообразные углубления, находящиеся на поверхности возвышений. В периоде первого детства заметно возрастает площадь поверхности корня языка, занятая бугорками (С. Н. Чилингариди). Они формируют два вида скоплений: в 80% случаев — единое и в 20% — парное по бокам от срединной линии корня языка. Бугорки располагаются рядами, ориентированными в переднезаднем и латеральном направлениях. Число рядов колеблется от 18 до 29. Общее количество бугорков в этом возрасте составляет 72,9±4,9, а на площади в 1 см2 колеблется от 8 до 17. У детей дошкольного возраста (точный возраст не указан), по данным А. В. Яланского, на поверхности корня языка в большинстве случаев (в 7 из 11) имеются возвышения примерно равной величины, иногда они были в виде двух скоплений, располагающихся по обе стороны от срединной линии. На некоторых препаратах это были поперечно ориентированные валики (по бокам языка) или продольные складки (в верхней части корня языка). А. В. Яланский считает, что лимфоидные узелки, или, как он их называет, лимфатические фолликулы (хотя речь идет о возвышениях слизистой оболочки), имеют округлую или овальную форму. В период второго детства в 90% случаев бугорки образуют единое скопление; у них превалирует овоидная форма (87% случаев). Число их рядов варьирует от 25 до 37. С. Н. Чилингариди обнаружила больше бугорков — от 65 до 124. На площади в 1 см2 поверхности корня языка в этом возрасте автор наблюдала 4— 12 бугорков.

В подростковом возрасте возвышения, которые А. В. Яланский почему-то отождествляет с лимфоидными узелками, формируют ряды, высокие и широкие по краям корня языка и низкие, тонкие на середине языка. В большинстве случаев (на 6 препаратах из 10) эти возвышения составляли на поверхности корня языка одно скопление, иногда это были два скопления, разделенные срединной бороздой. Указанные возвышения имеют округлую и редко продолговатую форму. Изредка встречаются крупные, равномерно распределяющиеся по поверхности корня языка возвышения или (в задненижних его отделах) плотно прилегающие друг к другу. М. Ф. Багрянская также обращает внимание на рядность в расположении возвышений на поверхности корня языка в возрасте 10—18 лет. Ближе к средней линии эти складки более тонкие и более низкие, чем те, которые находятся латеральнее. Борозды между этими складками довольно глубокие.

Исследование, проведенное А. В. Яланским, показало, что в юношеском возрасте возвышения в 40% случаев формируют как бы одно скопление в виде сагиттально ориентированных рядов на всей дорсальной поверхности корня языка. В остальных 60% случаев эти возвышения находились по обе стороны от срединной борозды. Это были два скопления, которые образовывали продольные складки. Величина таких складок по направлению к краю языка возрастала. У взрослых людей в 50% случаев уплощенные возвышения слизистой оболочки формировали одно слегка сглаженное скопление бугорков, на остальных препаратах (50%) возвышений было два. Форма возвышения часто была овальной. Учитывая только уменьшение размеров возвышений, А. В. Яланский делает вывод о том, что у взрослых людей происходит снижение размеров лимфоидных узелков.

По данным С. Н. Чилингариди, у подростков бугорки наиболее выражены, они формируют 35—47 рядов, занимают всю поверхность корня языка. Преобладает овоидная форма бугорков. Максимальное число бугорков 174. На площади в 1 см2 имеется 2—12 бугорков. В последующем число бугорков уменьшается, как и их размеры. У людей в I периоде зрелого возраста на 1 см2 уже приходится 4—7 бугорков. Во II периоде зрелого возраста количество бугорков равно 79,8+13,9. В этот период бугорки формируют 4 вида скоплений: в 60% случаев они занимают всю поверхность языка, в 20% — находятся в латеральных отделах языка, формируя парные скопления, в 10% — располагаются в области срединной линии и в латеральных отделах языка, формируя уже центрально-боковое скопление, и в 10% случаев на поверхности корня языка они имеют вид подковы. Число бугорков на 1 см2 поверхности корня языка колеблется в пределах от 3 до 7. Минимальное число бугорков у людей пожилого возраста равно 20, а максимальное — 114. В этом возрасте происходит сглаживание бугорков, уменьшается их размер, на 1 см2 насчитывается 2—6 бугорков. У людей старческого возраста бугорки образуют единое (обобщенное) скопление, занимая всю поверхность корня органа, на 1 см2 приходится всего 1—3 бугорка.

М. Ф. Багрянская считает, что по мере увеличения возраста (от 22 до 82 лет) полной атрофии язычной миндалины не происходит. Возвышения, которые автор также почему-то отождествляет с лимфоидными узелками («фолликулами»), в большинстве случаев расположены беспорядочно. Только в 5 из 46 случаев она нашла некоторое уплощение миндалины. К такому указанному выводу М. Ф. Багрянская пришла на основании уменьшения у людей пожилого и старческого возраста высоты возвышений и складок в области корня языка. По данным А. В. Яланского, у людей пожилого возраста в 19 из 27 случаев возвышения на поверхности корня языка образовывали одно скопление в виде крупных или, наоборот, мелких бугорков. При наличии небольших бугорков поверхность слизистой оболочки корня языка была гладкой. Крупные уплощенные бугорки имели нечеткие границы.

На поверхности корня языка, в области расположения бугорков обнаруживаются отверстия крипт, являющиеся устьями желез. В. В. Кусков (1974) появление первых крипт на дорсальной поверхности языка относит к 16-й неделе внутриутробного развития. У 26-недельного плода в язычной миндалине в просвете крипт появляются пробки с эпителиальными слущившимися клетками, содержащими кератин. В последующие недели система крипт усложняется и становится хорошо развитой у новорожденных. По данным А. В. Яланского, крипты на возвышениях-бугорках появляются только в возрасте 2—9 мес. G. Gambrelin (1937) и М. Ф. Багрянская (1949) обнаружили первые язычные крипты лишь у 8-месячного плода.

Крипты языка имеют глубину в среднем 2—4 мм. Величинуэтой глубины JI. И. Цешинский (1951) прямо связывает с развитием возвышений (бугорков) на поверхности корня языка: чем крупнее бугорки, тем глубже крипты. В отличие от крипт небных миндалин крипты язычной миндалины не имеют тенденции к ветвлению и на их дне есть устья протоков слизистых желез. Последнее способствует удалению содержимого из просвета, и, как результат, инфицированность их значительно меньше, чем таковая небных миндалин, крипты которых непосредственно не связаны с железами. В этом, а также в отсутствии ветвления крипт заключаются особенности строения язычной миндалины.

Данные о числе крипт приведены в работе Г. М. Глобенко (1972). У детей в период раннего детства на поверхности язычной миндалины автор обнаруживал от 3 до 17 крипт. По мере увеличения возраста число крипт возрастает до 23 в первом детстве и до 54 — в период второго детства. У подростков Г. М. Глобенко выявил от 11 до 34 крипт, в юношеском возрасте — от 15 до 40, а в I периоде зрелого возраста — до 70 крипт. Наряду с этим можно сослаться на публикацию М. Ф. Багрянской, отметившей, что число язычных крипт до 1,5 лет может достигать 90. Как свидетельствуют наблюдения С. Н. Чилингариди, у новорожденных на вершинах некоторых бугорков располагается по одному отверстию крипты, общее количество которых составляет 23,2+2,3; в раннем детском возрасте — 35,8+5,3; в первом детстве — 52,2+4,1; во втором — 68,6+3,4; у подростков — 82,2+7,5 (максимально 120); в юношеском возрасте — 69,2+12,2; в I периоде зрелого возраста — 54,5+10,3; во II периоде зрелого возраста — 45,0+14,0; у пожилых людей — 45,3+13,3; у лиц старческого возраста — 39,3+9,5.

Говоря о криптах язычной миндалины, нельзя не упомянуть о слепом отверстии, находящемся на срединной линии на границе тела и корня языка. Л. И. Цешинский (1951) рассматривает его в связи с язычной миндалиной, поскольку, по его мнению, это отверстие может являться одним из путей для внедрения в язычную миндалину инфекции. Автор обнаружил слепое отверстие в 52,9% случаев (на 27 препаратах из 51). Глубина этого отверстия варьирует в пределах 1—20 мм, чаще она равна примерно 5 мм. По Л. И. Цешинскому, устье слепого отверстия имеет воронкообразную или щелевидную форму. Отверстие (скорее, слепой канал) имеет боковые ответвления, направленные во все стороны, в том числе и в сторону язычной миндалины. Стенки слепого канала и его ответвлений выстланы 4—6-слойным эпителием. В некоторых ответвлениях число эпителиальных слоев сокращается до 2—3. В просвете ответвлений и самого слепого канала содержатся слущенные эпителиальные клетки, лимфоциты.

Одновременно с увеличением размеров корня языка, усложнением рельефа его поверхности изменяется и эпителиальный покров над язычной миндалиной. Как следует из данных литературы, сведения о количестве эпителиальных клеточных слоев в области корня языка существенно различаются. Так, по А. В. Кускову (1974), во II половине беременности имеется 12— 15 таких слоев, у новорожденных — 20, в дальнейшем — до 30 слоев. По данным А. И. Цешинского (1951), у 3-месячного ребенка эпителиальный покров язычной миндалины имеет всего лишь 5—8 слоев, он обильно инфильтрирован лимфоцитами, так что иногда граница между эпителием и подлежащей тканью стирается. Очевидно, такие противоречивые фактические данные обусловлены тем, что А. И. Цешинский, указывая на 5—8 слоев, имел в виду толщину эпителия в криптах, которая, если провести аналогию с небными миндалинами, выглядит иначе, чем поверхностный эпителий. Последний сильно разрыхлен, в гораздо большей степени инфильтрирован и клетками лимфоидного ряда. Уместно сослаться и на данные из монографии В. В. Кускова и А. В. Зарицкого (1984) о том, что участки эпителиального покрова из 8—12 слоев могут чередоваться с участками, состоящими из 4—5 слоев. У плодов II половины внутриутробного развития, по данным Л. И. Цешинского (1951), число клеточных слоев в области корня языка существенно не изменяется и не превышает 15. В это время эпителий имеет кубическую форму, он четко отграничен от подлежащей соединительной ткани. Клетки поверхностного слоя имеют более уплощенную форму, чем глубжележащие клетки. После рождения в течение 1-го года число клеточных слоев эпителия несколько увеличивается (до 20) и в дальнейшем, в течение всего постнатального онтогенеза, варьирует от 20 до 30.

Согласно наблюдениям С. Н. Чилингариди (1991), толщина многослойного плоского эпителия на поверхности корня языка, а также эпителия, выстилающего крипты, у новорожденных в среднем равна 56 мкм. По мере взросления организма (вплоть до старческого возраста) толщина эпителиального покрова увеличивается в среднем до 122—164 мкм. В грудном, подростковом, пожилом и старческом возрасте этот показатель у лиц мужского пола был большим, чем у лиц женского пола.

Г. М. Глобенко (1972) показал, что толщина эпителиального покрова над язычной миндалиной изменяется по мере увеличения возраста. У детей 4—7 лет данный показатель варьирует в пределах 75—150 мкм, у подростков он максимальный — возрастает до 200 мкм, а в юношеском возрасте составляет до 375 мкм. В этой возрастной группе автор насчитал до 35 слоев клеток. В I периоде зрелого возраста пределы колебаний толщины эпителиального покрова над язычной миндалиной уменьшаются до 75—150 мкм. А. В. Яланский (1970) также указывал, что с возрастом происходит изменение толщины эпителиального покрова в области корня языка. В частности, над скоплением лимфоцитов число эпителиальных слоев уменьшается, границы покрова становятся менее различимы в связи с тем, что эпителиальный покров миндалины «наводняют» лимфоциты, мигрирующие на поверхность эпителия. Аналогичные данные приводят Б. С. Преображенский и Т. Н. Попова (1970). Оценивая состояние границы между эпителием и лимфоидной тканью, авторы отмечают циклическую изменчивость этой границы: у новорожденных она четкая, в юношеском возрасте сглажена, в пожилом и старческом опять становится четкой.

Развитие и возрастная анатомия язычной миндалины. По Н. Н. Княжецкому (1899), у годовалых детей язычная миндалина в З'/2 раза крупнее, чем у новорожденных, у 5-летнего ребенка она в З'/2 раза больше, чем у годовалого, у 20-летнего человека— в З'/2 раза больше, чем у 5-летнего. Анализируя развитие язычной миндалины, необходимо отметить, что авторы ведут речь не столько о появлении и дифференцировке лимфоидной ткани, сколько об изменениях рельефа поверхности корня языка. Нередко появление возвышений, образованных выпячиваниями слизистой оболочки, отождествляется с возникновением скоплений лимфоидной ткани. По данным JI. И. Цешинского (1951), у 2-месячных эмбрионов корень языка имеет гладкую поверхность и тонкий эпителиальный покров, неравномерный по толщине. Незначительная бугристость и даже складчатость (особенно на краях корня языка) появляется у 3-месячного плода. На поверхности корня языка автор насчитывал до 18 складок. V. Holibka (1973) также приводит данные о раннем образовании таких складок. По данным этого автора, сагиттально ориентированные складки начинают появляться на 3-м месяце внутриутробной жизни, в первую очередь на боковых поверхностях корня языка. Вслед за этим выпячиванием слизистой оболочки на 5—6-м месяце внутриутробного развития складки образуются на дорсальной поверхности корня языка.

Одновременно с изменениями рельефа дорсальной поверхности корня языка в пре- и постнатальном онтогенезе появляется закладка лимфоидной ткани язычной миндалины, а затем происходит ее дифференцировка. V. Holibka (1937) наблюдал возникновение закладки язычной миндалины на 6-м месяце внутриутробного развития. По данным V. Holibka (1973), единичные лимфоциты появляются в слизистой оболочке корня языка намного раньше: на 17-й неделе внутриутробного развития. Однако лимфоидная ткань язычной миндалины впервые обнаружена этим автором у 7-месячного плода. В боковых отделах корня языка лимфоидной ткани больше. По направлению к срединной линии органа ее толщина уменьшается. Таким образом, приведенные данные свидетельствуют о двойной закладке лимфоидной ткани язычной миндалины. Аналогичные сведения о появлении лимфоидной ткани на месте будущей язычной миндалины на 7-м месяце внутриутробного развития имеются в работе JI. И. Цешинского (1951). Он обнаружил эту ткань в виде отдельных скоплений в боковых отделах корня языка в эмбриональной соединительной ткани, под эпителием слизистой оболочки, в толще его складок. У плодов этого возраста А. В. Яланский (1971) под эпителием языка выявил выраженные скопления клеток, среди которых определялись главным образом ретикулярные и другие клетки. В это время вокруг лимфоидной ткани из коллагеновых волокон начинают формироваться соединительнотканные пучки, которые JI. И. Цешинский, а позже А. В. Яланский рассматривают как капсулу (ложе) язычной миндалины. В дальнейшем, по наблюдениям J1. И. Цешинского, в связи с развитием и разрастанием лимфоидной ткани относительное количество рыхлой волокнистой соединительной ткани уменьшается, а на 9-м месяце после рождения в толще язычной миндалины впервые появляются единичные жировые клетки. JI. И. Фокина (1963) отрицает наличие соединительнотканной капсулы у язычной миндалины. Она не обнаружила капсулу миндалины ни у плодов, ни у детей, ни у взрослых. Выявлялись лишь единичные соединительнотканные волокна, которые можно было найти в толще миндалины, и продолжение их без какой-либо границы прослеживалось в подлежащей соединительной ткани.

На 8-м месяце внутриутробного развития увеличиваются скопления лимфоидной ткани в толще складок корня языка и появляются в соседних складках. JI. И. Цешинский у 9-месячного плода обнаружил уже 6 диффузных лимфоидных скоплений в трех боковых складках корня языка, почти полностью заполняющих их, а также многочисленные лимфоидные клетки под эпителием. В направлении к средней линии языка плотность расположения лимфоидных элементов становится меньше, чем в боковых отделах корня языка. Лимфоидные узелки язычной миндалины начинают формироваться в диффузной лимфоидной ткани вскоре после рождения, на 1-м месяце постнатальной жизни. Л. И. Фокина (1963) обнаружила в слизистой оболочке корня языка скопления лимфоидной ткани шаровидной формы (по-видимому, лимфоидные узелки), так же как и Р. О. Венгловский (1909), у 8—9-месячных плодов. В. В. Кусков (1974) такие скопления выявил еще на 20-й неделе внутриутробного развития. Как показал А. В. Яланский (1971), лимфоидные узелки, а также зрелые лимфоциты в них значительно быстрее появляются после рождения. На 2-й неделе после рождения узелки якобы приобретают хорошо выраженную капсулу, а в конце 1-го месяца в этих узелках формируются центры размножения.

Что касается клеточного состава язычной миндалины на первых этапах ее развития, то, как сообщает 3. С. Хлыстова (1991), лишь у 22-недельного плода можно обнаружить в язычной миндалине небольшое количество лимфоцитов обеих популяций (Т и В). В постнатальном периоде этот клеточный состав, по данным Г. М. Глобенко (1972), представлен в основном малыми и средними лимфоцитами. Преобладают малые лимфоциты, которых у детей в возрасте 1—3 лет в 4,6 раза больше, чем средних лимфоцитов (соответственно 73,76 и 16,09%). В дальнейшем количество малых лимфоцитов в язычной миндалине возрастает — до 93,61% у подростков. После некоторого снижения этого показателя в юношеском возрасте (до 85,18%) в зрелом и пожилом возрасте он удерживается на довольно высоком уровне (91,82— 93,6%). Содержание средних лимфоцитов в язычной миндалине уменьшается резко в период второго детства и у подростков — соответственно до 9,34 и 4,84%. После увеличения относительного числа средних лимфоцитов в юношеском возрасте (13,07%) в дальнейшем он снижается до 5,17% в I периоде зрелого возраста и 3,8% у пожилых людей.

В язычной миндалине, по данным А. Н. Попова (1985), присутствуют как В-, так и Т-лимфоциты. Первые выявляются в лимфоидных узелках миндалины, а популяция Т-лимфоцитов находится главным образом в межузелковой зоне, где много посткапиллярных венул. По G. Gamberlin (1937), центры размножения в лимфоидных узелках язычной миндалины появляются только у новорожденных. JI. И. Цешинский считает, что такие узелки образуются не сразу, а в течение 1-го месяца после рождения. В первые месяцы постнатального онтогенеза количество лимфоидных узелков в язычной миндалине быстро нарастает, и к концу 1-го года жизни их число достигает 10—12. Узелки располагаются по одному или в виде небольших скоплений под эпителием либо возле крипт. JI. И. Фокина (1963) наблюдала у годовалых детей крупные лимфоидные узелки с четкими границами. В некоторых узелках хорошо определялась более светлая зона — центр размножения.

По данным С. Н. Чилингариди (1991), на гистологических препаратах язычной миндалины у новорожденных лимфоидные узелки встречаются редко, на занимаемую ими относительную площадь приходилось лишь 2,4% общей площади среза миндалины. Такие узелки располагаются вблизи от эпителиального покрова, на значительном расстоянии (520—570 мм) друг от друга. Количество лимфоидных узелков на одном гистологическом срезе "у новорожденных равно в среднем 21, центров размножения они не имеют. Узелки относительно мелкие (216X260 мкм), округлые. На обращенной к эпителию стороне, подверженной антигенному воздействию, толщина мантии лимфоидных узелков в язычной миндалине всегда больше, чем на противоположной стороне. В грудном возрасте центры размножения имеют овальные или округлые контуры, занимают в среднем 13,2%, а окружающая их мантия — 10,1% общей площади среза. Толщина мантии составляет 84 мкм на стороне, обращенной к эпителию, и 36 мкм — на противоположной стороне.

В период первого детства площадь лимфоидной ткани язычной миндалины составляет в среднем 73,8%. Узелки с центрами размножения и без них располагаются на срезах группами по 3—4 в каждой. Они находятся довольно близко друг от друга, некоторые даже соприкасаются. По данным С. Н. Чилингариди, у детей первых месяцев жизни на гистологических срезах миндалины количество лимфоидных узелков возрастает примерно в 2 раза, их относительная площадь составляет около 27,9% от общей площади гистологического среза органа. Подавляющее большинство узелков в этот возрастной период имеет центр размножения, на который приходится 22,3% общей площади гистологического среза миндалины. На площадь лимфоидных узелков без центров размножения приходится всего лишь 5,6%.

Некоторые данные о возрастной динамике размеров лимфоидных узелков и об их взаимоотношениях с эпителиальным покровом имеются в публикации Л. И. Цешинского (1951). Он приводит необычные размеры, существенно отличающиеся от тех, которые были получены в более поздних исследованиях Г. М. Глобенко (1972) и С. Н. Чилингариди (1991). По данным Л. И. Цешинского, у детей вскоре после рождения диаметр лимфоидных узелков не превышает 1 мм, затем узелки быстро растут, и у ребенка в возрасте 1 года их величина уже равна 2—3 мм. Согласно наблюдениям Л. И. Цешинского, в детском возрасте и в дальнейшем, вплоть до старости, размер лимфоидных узелков в язычной миндалине довольно стабилен — 1—4 мм, в отдельных случаях их поперечник может достигать 6—7 мм. У 5-летних детей число лимфоидных узелков достигает 20—30. В раннем детском возрасте (3 мес) эпителиальный покров над лимфоидными скоплениями становится тоньше, местами истончается до 5— 8 слоев и даже становится трудно отличимым от прилежащей ткани из-за обильной инфильтрации лимфоцитами. Особенно сильная миграция лимфоцитов в эпителиальный покров обнаруживается в области крипт. В связи с этим Л. И. Цешинский высказывается в пользу имевшегося в то время мнения о принадлежности миндалин, в том числе язычной, к лимфоэпителиальным органам.

В период первого детства, согласно исследованию Г. М. Гло-бенко (1972), лимфоидные узелки имеют размеры 600X700 мкм, они окружены сетью тонких ретикулярных волокон. По данным С. Н. Чилингариди, округлые лимфоидные узелки у детей этого возраста равномерно распределены в лимфоидной паренхиме миндалин и располагаются в 2—3 ряда вдоль эпителиального покрова крипт, между последним и соединительнотканными трабекулами. Все узелки находятся близко друг возле друга, расстояние между ними в среднем составляет 453 мкм. Большинство узелков имеет центр размножения. Статистически достоверны увеличение относительной площади, занимаемой лимфоидными узелками с центром размножения, и снижение площади лимфоидных узелков без центров размножения. Это свидетельствует о высокой реактивности лимфоидной ткани язычной миндалины у новорожденных.

В период второго детства увеличение относительной площади лимфоидных узелков происходит на фоне возрастания их числа (на срезе в среднем 52 узелка) и абсолютных размеров (929X711 мкм). К 8—12 годам повышается относительное содержание узелков с центром размножения. Узелки с центрами и без них располагаются в 3—4 ряда по ходу эпителиального покрова крипт и свободной поверхности органа. В подростковом возрасте относительное содержание лимфоидной ткани в язычной миндалине оказывается максимальным по сравнению с другими периодами постнатального онтогенеза, составляя в среднем 86,9%. Увеличивается относительная площадь, занимаемая узелками; это происходит за счет возрастания как абсолютных размеров узелков, так и их числа, которое на гистологическом срезе в среднем равно 62. Расстояние между узелками в среднем составляет 79 мкм, а размер— 981X713 мкм. В указанном возрастном периоде на препаратах можно обнаружить очень крупные узелки — до 1126 мкм.

В первом и втором детстве, в подростковом периоде прослеживаются дальнейшее увеличение относительной площади центров размножения и незначительное повышение средней относительной площади мантии лимфоидных узелков. Так, у подростков центры размножения в язычной миндалине занимают 25% площади гистологического среза этого органа. В этот же период резко увеличивается толщина мантии на стороне, обращенной к эпителию, а на противоположной стороне она почти не меняется. В юношеском возрасте снижаются относительная площадь и размеры центров размножения и мантии лимфоидных узелков.

В юношеском возрасте постепенно снижается до 79,1% относительное содержание лимфоидной ткани в язычной миндалине, уменьшается и число лимфоидных узелков (до 57 на гистологическом срезе органа), относительная площадь которых статистически достоверно снижается до 39,8%. Зато наблюдается статистически достоверное возрастание площади, занимаемой диффузной лимфоидной тканью. Размер узелков равен 717X672 мкм, узелки становятся более округлыми. По сравнению с препаратами из предыдущей возрастной группы относительная площадь лимфоидных узелков с центром размножения уменьшается более чем в 2 раза. Таким образом, в юношеском возрасте появляются очевидные признаки возрастной инволюции язычной миндалины. Эта тенденция сохраняется и в 1 периоде зрелого возраста. Во II периоде зрелого возраста и у пожилых людей относительная площадь мантии лимфоидных узелков больше, чем центров размножения. Со II периода зрелого возраста и вплоть до старческого возраста толщина мантии на стороне, обращенной к эпителию, почти в 3 раза превосходит таковую на противоположной стороне.

В I и II периодах зрелого возраста снижается относительное содержание лимфоидной ткани, особенно лимфоидных узелков с центром размножения. Уменьшается число узелков на одном гистологическом срезе соответственно до 43 и 33, размер узелков составляет 715X646 мкм. Лимфоидные узелки располагаются в 1—2 ряда по ходу эпителиального покрова крипт и свободной поверхности органа, находясь друг от друга на расстоянии в среднем 330 мкм. Во II периоде зрелого возраста примерно одинаково количество лимфоидных узелков с центром размножения и без него, относительная площадь которых составляет соответственно 13,2 и 13,1% общей площади среза органа. У пожилых людей отмечается дальнейшее снижение относительной площади, занимаемой лимфоидной тканью,— 54,5% общей площади среза. Число узелков на срезе в среднем 19, их размер равен 669X598 мкм. Большинство лимфоидных узелков центра размножения уже не имеет. В некоторых узелках центр сохраняется — в узелках, лежащих под эпителием крипт и возле свободной поверхности органа. Узелки располагаются на значительном расстоянии друг от друга (в среднем 581 мкм). В старческом возрасте узелков мало (в среднем до 13 на срезе миндалины). Единичные узелки имеют центр размножения. Средний размер узелков в этом возрасте равен 583X544 мкм.

Обстоятельные исследования С. Н. Чилингариди (1991), выполненные на трупах людей, умерших от случайных причин и не имевших к моменту смерти воспалительных заболеваний (в том числе пищеварительной и дыхательной систем), показали возрастную эволюцию и инволюцию язычной миндалины. Однако мы считаем необходимым привести и другие данные, полученные ранее. Так, И. Г. Гентер (1904) указывал, что язычная миндалина достигает полного развития к 6-летнему возрасту, а прекращает рост в возрасте более 40 лет. А. В. Яланский (1971) считает, что развитие лимфоидных узелков в язычной миндалине максимально уже в юношеском возрасте. Сходные данные получил JI. И. Цешинский (1951): наибольшее число узелков (19—69) автор выявил в язычной миндалине у людей в возрасте 30—35 лет. Округлые узелки встречались в 32,6% случаев, чаще (67,4% случаев) наблюдались одновременно округлые и овальные узелки. К 30— 35 годам увеличивается не только число узелков, но и их размер. Наиболее крупные узелки находятся по краям корня языка, а ближе к срединной линии их величина постепенно убывает. Лимфоидные узелки в области срединной борозды Л. И. Цешинский вообще не обнаружил. Центры размножения имеются уже во всех узелках. Располагаются узелки беспорядочно (15,6% случаев) или рядами (80% случаев). Чаще они сливаются друг с другом, образуя валики, состоящие из лимфоидной ткани (80% препаратов). Автор полагает, что скопления лимфоидной ткани в виде валиков наблюдаются тогда, когда язычная миндалина наиболее развита. После 45 лет количество лимфоидной ткани в язычной миндалине становится все меньше и меньше. Число и размер лимфоидных узелков снижаются. Эти явления автор рассматривает как возрастную атрофию лимфоидной ткани. У 70-летних людей число лимфоидных узелков равно 9—12. Одним из признаков возрастной атрофии лимфоидной ткани язычной миндалины Л. И. Цешинский считает редкое, изолированное расположение лимфоидных узелков.

С. Н. Чилингариди (1991) проанализировала половые различия в строении язычной миндалины. У новорожденных девочек содержание лимфоидной ткани в язычной миндалине статистически достоверно выше, чем у мальчиков. В периоды грудного возраста и раннего детства эти показатели выравниваются, а в первом и втором детстве относительная площадь, занимаемая лимфоидной тканью на микропрепаратах у мальчиков, достоверно превосходит таковую у девочек. В подростковом, юношеском и зрелом возрастах этот показатель у лиц женского пола несколько выше, чем у лиц мужского пола, но эти данные статистически недостоверны. Зато в пожилом и старческом возрасте у женщин относительная площадь лимфоидной ткани заметно больше, чем у мужчин. Примерно так же изменяется и относительная площадь лимфоидных узелков. Интересно, что в старческом возрасте у мужчин лимфоидные узелки с центрами размножения отсутствуют, а у женщин в таком возрасте они встречаются, правда, в единичном количестве.

Следует отметить, что у девочек в грудном возрасте относительная площадь, занимаемая на микропрепаратах язычной миндалины центрами размножения, выше, чем у мальчиков. Этот показатель выравнивается на протяжении раннего, первого и второго детства. Наоборот, среди подростков он выше у мальчиков, чем у девочек. Начиная с I периода зрелого возраста относительная площадь центров размножения вновь становится выше у женщин. Эта тенденция сохраняется и в старческом возрасте. Размер мантии на обращенной к эпителию стороне больше у мальчиков в грудном возрасте. У лиц женского пола этот показатель выше в первом и втором детстве, в подростковом периоде и в пожилом возрасте. Таким образом, у женщин в большинстве возрастных периодов лимфоидные структуры язычной миндалины развиты лучше, чем у мужчин.


Оцените статью: (14 голосов)
3.79 5 14
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.