Листовидные опухоли молочных желез

Содержание статьи:

фото Листовидные опухоли молочных желез
За последние 30 лет работы онкологического центра наблюдалось всего лишь 168 больных с данной опухолевой патологией, что составляет 1,2% от всех опухолевых заболеваний молочных желез. Мужчин с данной опухолевой патологией нами не выявлено. Наличие пальпируемого узла в молочной железе у 166 пациенток (98,8%) явилось основным поводом для обращения к врачу.

При этом только две женщины (1,2%) предъявляли жалобы на боли в пораженной молочной железе. Выделения из соска молочной железы наблюдались у 2 пациенток (1,2%). У 2 женщин опухоль была выявлена при профилактическом осмотре. Возраст больных с листовидной опухолью колебался в пределах от 11 до 74 лет. Средний возраст пациенток равнялся 39,9 года. Наиболее подвержены этому заболеванию женщины в возрасте от 30 до 50 лет.

Средний возраст пациенток с доброкачественной листовидной опухолью достоверно меньше (р < 0,05), чем при промежуточном или злокачественном вариантах листовидных опухолей (37,5; 44,8 и 43,8 лет соответственно). Листовидные опухоли молочных желез локализовались в правой железе в 83 случаях (49,4%), в левой молочной железе — в 80 (47,6%), в обеих молочных железах — в 5 (2,97%).


У 16 пациенток (9,5%) с листовидной опухолью выявлено более одного узла. При этом в 5 случаях (2,97 %) опухоли локализовались в обеих молочных железах и в 11 случаях (6,5 %) — в одной из желез (5 — в правой, 6 — в левой).

Синхронное возникновение листовидной опухоли и фиброаденомы в другой молочной железе выявлено у 5 больных (2,97 %). Наличие более одногоузла в молочной железе достоверно указывает на доброкачественный вариант листовидной опухоли (р < 0,05). Листовидные опухоли чаше локализовались в верхне-наружном квадранте молочной железы либо занимали весь ее объем.

Изучение анамнеза заболевания позволило выделить следующие варианты темпов роста листовидных опухолей: опухоли, характеризующиеся медленным, быстрым либо двухфазным ростом (период длительного стабильного существования сменяется этапом быстрого роста).

В 63 случаях (37,5%) был выявлен быстрый рост, в 52 случаях (30,9%) отмечено медленное увеличение опухоли с момента ее увеличения, и в 53 случаях (31,5 %) двухфазность течения процесса, когда длительно существующее образование внезапно начинало резко расти.


Однако данный критерий не позволяет дифференцировать различные варианты листовидной опухоли.

При осмотре женщин с листовидными опухолями в большинстве случаев кожа над новообразованием была не изменена — 118 случаев (70.2%). Такие кожные симптомы, как фиксация ее над опухолью, симптом «площадки», крайне редко встречаются и не характерны для листовидных опухолей — 5 пациенток (2,97%). Чаще у больных с листовидной опухолью встречаются такие кожные симптомы, как синюшность, истончение кожи над образованием, выраженный венозный рисунок. Они отражают быстрый, экспансивный рост опухоли и нарушение трофики кожи молочной железы, но ни в коем случае не инвазию ее опухолью. Результатом нарастающих трофических изменений кожи является ее изъязвление.

Листовидная опухоль при пальпации представляла хорошо отчерченное, отграниченное от окружающей ткани молочной железы новообразование. Четкие контуры выявлены в 140 случаях (83,3%), нечеткие — в 28 случаях (16,6%). Практически в равных долях отмечена бугристость и гладкость контуров новообразования (соответственно 75 (44,6%) и 93 (55,4%) случая).

Такие симптомы, как неоднородная консистенция опухоли и бугристость ее контуров, выявляемые при пальпации, являются отражением характерной макроскопической картины.


При осмотре удаленных опухолей в таких случаях обнаруживали полости, заполненные слизевидной массой и полиповидными разрастаниями в них.

Изменения соска, столь типичные для рака молочной железы, для листовидной опухоли не характерны. Мы встретились с втяжением соска у 3 пациенток (1,8%), отек соска был выявлен в 14 случаях (8,3%) листовидной опухоли. Пальпируемые лимфатические узлы эластической консистенции на стороне поражения были выявлены у 26 пациенток (15,5%), увеличение лимфатических узлов всегда носило реактивный характер и чаще встречалось у женщин с трофическими изменениями кожи.

Размер листовидных опухолей молочной железы варьировался от 1 до 35 см. Средний размер в общей группе листовидных опухолей составил 7,46 см. Однако интересные данные получены при определении среднего размера листовидных опухолей различных гистологических вариантов. Оказалось, что минимальные размеры опухоли выявлены при доброкачественном варианте листовидных опухолей — 6,87 см, в то время как при злокачественном — 14,09 см (при промежуточном — 11,56 см).

По этому признаку доброкачественные листовидные опухоли при размере до 5 см достоверно отличаются от промежуточного и злокачественного вариантов опухолей (р < 0,05). При размере до З см не было выявлено ни одного случая злокачественной листовидной опухоли.

При анализе клинических диагнозов, установленных в поликлинике РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, из 168 больных с листовидными опухолями в 13 случаях (7,7%) выставлен диагноз листовидной опухоли без уточнения степени злокачественности, а в 28 случаях (16,7 %) — диагноз саркомы. Диагноз рака молочной железы установлен в 59 случаях (35,1 %), в 58 случаях (34,5 %) - фиброаденома, а 6 (3,6 %) и 4 (2,4 %) случаях соответственно киста и узловая мастопатия.

При этом во всех наблюдениях при опухолях менее 5 см был поставлен неверный диагноз («фиброаденома», «рак», «киста», «узловая мастопатия»). При опухолях больших и гигантских размеров клиницисты в большинстве случаев ставил диагноз саркомы молочной железы — 28 случаев (16,7%).

Таким образом, при размере опухоли менее 5 см клинический диагноз листовидной опухоли крайне затруднителен. В подавляющем числе таких наблюдений листовидная опухоль была представлена хорошо отграниченным, солидным образованием плотной консистенции без каких-либо кожных симптомов и изменений сосково-ареолярного комплекса, что и привело к установлению клинического диагноза фиброаденомы в 58 случаях (34,5%). Наличие небольшого уплотнения эластической консистенции на фоне диффузной мастопатии без четких контуров явилось причиной диагноза узловой мастопатии в 4 случаях (2,4%).

Выявление кожных симптомов (фиксация кожи над опухолью, «площадка» и др.) в совокупности с пальпируемой опухолью плотной консистенции с бугристыми контурами послужило основанием для диагноза рака молочной железы у 59 пациенток (35,1 %). Киста — в 6 случаях (3,6%), диагностирована в тех наблюдениях, где клинически образование имело эластичную консистенцию, гладкие, ровные контуры (макроскопически была представлена однокамерной полостью со слизевидным содержимым и полиповидными разрастаниями, не выполняющими весь ее просвет). В 28 случаях (16,7%) основанием для постановки диагноза саркомы молочной железы послужили ряд клинических и анамнестических данных (быстрый рост опухоли с достижением больших размеров; характерные изменения кожи над опухолью в виде истончения, гиперемии, синюшности, усиления венозного рисунка; разнородная консистенция новообразования, бугристость контуров).

Таким образом, в своем большинстве диагноз «листовидная опухоль» оказывается диагнозом, устанавливаемым на гистологическом уровне. Так, лишь 41 % предоперационных диагнозов соответствовали диагнозу гистологическому.

Анализируя лечебные подходы при доброкачественных и промежуточных вариантах листовидных опухолей, можно констатировать, что были использованы все варианты хирургических вмешательств, применяющихся при заболеваниях молочных желез. Основным вариантом хирургического лечения является секторальная резекция молочной железы (81,2% случаев). Использование различного вида мастэктомий и радикальных резекций обусловлено либо большими размерами опухоли, либо ошибками диагностики.

Данные таблицы показывают, что увеличение объема оперативного вмешательства приводит к уменьшению вероятности развития местного рецидива заболевания. Так, во всех случаях энуклеации опухоли возникли местные рецидивы, при секторальных резекциях в 19,7% случаях, а после мастэктомий — лишь в 1 случае (4,8 %). Рецидивы в среднем развиваются через 17 месяцев (отЗ до 4 лет). Однако время развития рецидива опухоли после оперативного вмешательства больше при доброкачественном варианте листовидной опухоли, чем при промежуточном (45,5 и 26,3 месяца; р>0,05). Сопоставление различных вариантов в выполнении мастэктомий с особенностью течения заболевания не выявило наличия между ними корреляционных связей.

Аналогичная ситуация с секторальными и радикальными резекциями молочных желез. Не выявлено достоверных различий в склонности к рецидивированию в зависимости от возраста, темпа роста новообразования, морфологических критериев. При сопоставлении гистологического варианта опухоли и развития рецидива выявилось, что промежуточные листовидные опухоли рецидивируют чаще, чем доброкачественные (23,8% и 17,4% соответственно, р > 0,05). Пациентки с рецидивами были повторно оперированы: в 4 случаях выполнена мастэктомия, в остальных — секторальная резекция. Необходимо отметить, что склонность к рецидивированию — характерная черта листовидных опухолей, и иной раз она приобретает упорный характер (у одной пациентки отмечено 15 рецидивов)

Неоправданное ужесточение лечебных мероприятий (проведение химиотерапии, лучевой терапии) обусловлено ошибками в диагностике заболевания.

Отдаленных метастазов и смертельных исходов, связанных сданными гистологическими формами, не выявлено. Совсем иная картина наблюдается при анализе течения злокачественных листовидных опухолей (23 пациентки), где наряду с местным рецидивированием присутствует и отдаленное метастазирование (злокачественность обусловлена развитием саркомы на фоне листовидной опухоли). Как было указано ранее, средний размер злокачественных листовидных опухолей (11,6 см) значительно преобладает над таковым при иных гистологических вариантах данного заболевания. Характерная клиническая картина представлена увеличением пораженной молочной железы в объеме. Кожа железы истончена, багрово-синюшного оттенка, с расширенной венозной подкожной сетью. Опухоль подвижна относительно грудной стенки.

Злокачественная листовидная опухоль возникает достоверно в более позднем возрасте, чем доброкачественная (43,8 и 37,5 года соответственно; р<0,05).

Данные таблицы указывают, что рецидивирование является характерной чертой данного опухолевого процесса и развивается как после секторальных резекций, так и после радикальных мастэктомий. В то же время после секторальных резекций местные рецидивы возникали почти в два раза чаще, чем после мастэктомий (40 % и 22,2 % соответственно; р>0,05). Рецидивы при злокачественном варианте листовидной опухоли развиваются достоверно раньше, чем при доброкачественном варианте (14,25 и 45,5 месяца; р < 0,05). Средний возраст пациенток, у которых возник рецидив, на 10 лет моложе пациенток без выявленного рецидива (38,3 и 48,1 года; р > 0,05). Иных корреляционных зависимостей (в том числе факта адъювантного лечения), влияющих на вероятность развития рецидива, не выявлено.

Рецидивы, возникшие у 5 больных, были оперативно удалены. У двоих из них рецидив возник вновь (в одном случае — после лучевой терапии), что, в свою очередь, потребовало дополнительного оперативного вмешательства (у одной пациентки была удалена большая грудная мышца с резекцией передних отрезков ребер — жива в последующем 8 лет).

Наличие злокачественности стромального компонента предопределило особенности течения заболевания. Нами не выявлено метастазов листовидных опухолей в регионарные лимфоузлы. Гематогенные метастазы отмечены у 4 пациенток (легкие, печень, кости), приведшие к смерти.

В одном случае (метастазы в печень) возникли одновременно с рецидивом в области операции (после мастэктомий) через 4 года, в другом — на протяжении 2 лет, также после мастэктомий. Попытка проведения химиотерапии во всех случаях была безуспешной. Выявлена достоверная связь между развитием метастазов и размером первичного опухолевого узла: так, при наличии метастазов средний размер последнего составлял 20 см, в то время как при благоприятном течении заболевания — 6,37 см (р<0,05). 5-летняя выживаемость составляла 58,5%.

Саркомы молочных желез:


За аналогичный период времени, с 1965 по 1999 гг., в клиниках РОНЦ РАМН проведено лечение 54 пациентам с гистологически подтвержденным диагнозом саркомы молочной железы, что составляет 0,34% от всех опухолевых заболеваний молочных желез. В данной группе опухолевой патологии отмечен 1 мужчина.

Средний возраст пациентов составляет 44,1 года (16—69 лет) и практически не отличается от такового при злокачественных листовидных опухолях молочных желез. Не выявлено преимущества стороны поражения: процесс в левой молочной железе выявлен в 26 случаях, в правой — 28. Мультицентричности, синхронности поражения в данной группе больных не отмечено. Размер опухолевого узла варьировался от 7 до 35 см, составляя в среднем 14,09 см.

Описывая свое заболевание, большинство больных отмечают быстрый, порой стремительный рост опухоли, что и является основной причиной обращения к врачу.

Клиническая картина сарком молочных желез принципиально не отличается от таковой при злокачественной листовидной опухоли: пораженная молочная железа, как правило, значительно увеличена в объеме, с багрово-синюшной кожей и выраженной подкожной венозной сетью. Диагностические критерии более информативны, чем при листовидных опухолях. Более половины пациентов (74%) имеют короткий анамнез заболевания (менее года), что обусловлено быстрым, порой стремительным ростом опухоли.

При оценке темпов роста новообразований молочной железы отмечено наличие в анамнезе быстрого и двухфазного темпов роста как при листовидных опухолях, так и при саркомах. Медленный темп роста отмечали в основном пациенты с листовидными опухолями. Медленный темп роста не является характерным для сарком молочных желез (всего лишь 1,8 %). Таким образом, наличие медленного темпа роста в большей степени указывает на наличие листовидной опухоли молочной железы, чем на саркому (р < 0,05).

С увеличением размера опухолевого узла увеличивается процент сарком молочных желез. Так, при размерах опухолевого узла более 15 см в 71 % случаев была выявлена саркома. В то же время при размере новообразования до 3 см не было выявлено ни одного случая злокачественной листовидной опухоли и саркомы.

По микроскопической картине выявлены следующие разновидности мягкотканных сарком: остеогенная саркома — 1, ангиосаркомы — 15, ли-посаркома — 4, нейрогенная — 5, лейомиосаркома — 5, рабдомиосаркома — 0, злокачественная фиброзная гистиоцитома — 11. Пересмотр гистологических препаратов из-за их отсутствия в патологоанатомическом архиве в 13 случаях не производился (трактовался как полиморфноклеточная саркома без учета гистогенетической принадлежности).

Большой размер опухолевого узла, быстрый рост новообразования и угроза его изъязвления в подавляющем числе случаев предопределяли хирургический этап лечения. Оперативное вмешательство явилось неотъемлемым компонентом лечения у 92,6 % больных (50 пациентов). Как самостоятельный вид первичного лечения у 33 пациентов (61,1 %). В остальных случаях операция была дополнена лучевой терапией — в 8 случаях, химиотерапией — в 6 случаях, и их сочетанием — у 3 пациенток. 4 больным предпринята попытка проведения химиотерапии ввиду исходной генерализации процесса. Помимо оперативного вмешательства в основном при злокачественном варианте листовидных опухолей и саркомах применялась лучевая терапия (стандартная лучевая терапия РОД 2 Гр, СОД 40—46 Гр, лучевая терапия крупными фракциями РОД5Гр, СОД20Гр) и химиотерапия.

В качестве послеоперационного воздействия лучевая терапия использовалась в 12 случаях, при лечении рецидивов и (или) метастазов — в 11. Использование различных схем терапии отражает этапы развития химиотерапевтических подходов в онкологии: от монотерапии Тио-Тэф до схем с использованием препаратов из группы антрациклиновых антибиотиков и препаратов платины. В качестве адъювантного лечения химиотерапия проводилась в 9 случаях, в 18 — как терапия метастатического процесса. Наиболее часто использовали схемы, включающие винкристин, адриамицин и циклофосфан (14 случаев). Гормонотерапия в комплексном лечении листовидных опухолей и сарком молочных желез проводилась в двух случаях неуклонного прогрессирования метастатического процесса. Объем оперативного вмешательства варьировался от секторальной резекции до радикальной мастэктомий по Холстеду (радикальная резекция не выполнялась).

Корреляционной связи между различными видами мастэктомий и течением заболевания не отмечено, поэтому все виды мастэктомий объединены в одну группу. Данные таблицы красноречиво показывают, что объем оперативного вмешательства в виде секторальной резекции явно недостаточен — в 71 % местное рецидивирование заболевания, вто время как при мастэктомий — 22% (р < 0,05). Чаше рецидивировали больные с быстрым ростом опухоли, чем с опухолями с двухфазным течением (55,5 % больных в этой группе). Рецидив в среднем выявлен через 5,89 месяца после окончания первичного лечения (при злокачественной листовидной опухоли — 14,25 месяца; р < 0,05). Возраст пациенток с развившимися местными рецидивами достоверно ниже, чем при благоприятном течении заболевании (38,17 ± 3,09 и 47,26 ± 2,73; р < 0,05).

При этом проведение дополнительных лечебных мероприятий (лучевая терапия, химиотерапия или их сочетание) достоверно не влияет на характер течения заболевания. В то же время, если не детализировать адъювантное лечение по видам, а разделить пациенток с развившимися рецидивами по факту наличия или отсутствия адъювантной терапии, то проведение адъювантного лечения сопроводилось развитием рецидива у 5 пациенток, а при отсутствии лечения рецидив развился у 12 пациенток (у 3 из 8 после лучевой терапии; у 1 из 6 после химиотерапии и 1 из 3 после химиолучевой терапии). И, хотя достоверного различия в этих группах нет (вероятно, по причине малого числа наблюдений), эти данные следует принять во внимание.

Интересные результаты дало сопоставление течения заболевания с гистологической формой саркомы. Оказалось, что у 12 (66,7%) из 18 пациенток с местным рецидивом заболевания была выявлена ангиосаркома молочной железы, для которой характерны упорное рецидивирование и крайне неблагоприятный прогноз. Не выявлено развития рецидивов при липо- и нейрогенной саркоме молочной железы. Таким образом, течение заболевания, по всей видимости, больше зависит от гистологической формы заболевания, чем от объема лечебных мероприятий.

Касаясь выбора объема оперативного вмешательства, на наш взгляд, следует остановиться на мастэктомий. Лимфаденэктомия не имеет оснований для ее выполнения: для сарком не характерно лимфогенное мета-стазирование. По нашим данным, при гистологическом исследовании метастазы саркомы в регионарные лимфоузлы выявлены не были. Метастазирование отмечалось преимущественно в легкие. Факт развития местного рецидива является неблагоприятным фактором прогноза для развития отдаленных метастазов (у 11 из 18 пациенток с местным рецидивом выявлены отдаленные метастазы; р < 0,05). Объем оперативного вмешательства и проведение адъювантного лечения (лучевая терапия, химиотерапия или их сочетание) достоверно не влияют на развитие отдаленных метастазов. Возраст больных с развившимися отдаленными метастазами достоверно ниже, чем у больных без метастазов (39,09 ± 3,14 и 47,8 ± 2,79 соответственно; р < 0,05).

Выживаемость больных невелика. В течение 1-го года погибло 9 пациентов (16,6%), 5-летняя выживаемость составила 37,8 %, 10 лет пережили 28,0%.

Лечение отдаленных метастазов (легкие, кости, печень) малоэффективно. Вне зависимости от вида химиотерапии эффект либо отсутствовал, либо был кратковременным. Отмечено лишь 2 случая успеха: иссечение солитарного метастаза в легком (липосаркома), больная жива в последующем 22 года, и 1 случай эффективного химиотерапевтического воздействия при метастазах в легкие (злокачественная фиброзная гистиоцитома, 9 курсов химиотерапии с винкристином, карминомицином и интерфероном), смерть данной пациентки наступила через 5 лет после окончания химиотерапии от генерализации другого злокачественного заболевания — рака желчного пузыря.


Оцените статью: (9 голосов)
3.89 5 9

Cтатьи из раздела Маммология:


Карциносаркомы молочных желез
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.