Российское законодательство

фото Российское законодательство
Суррогатное материнство, как наиболее сложная и противоречивая разновидность вспомогательных репродуктивных технологий, практикуется лишь в 15 странах. В их число входит и Российская Федерация. Однако в России, в отличие, например, от США, где всему известна цена и договорные условия выполняются неукоснительно, нет четких законов, регулирующих вопросы суррогатного материнства, а отдельные статьи Семейного кодекса ни в коем случае не защищают ни одну из сторон от недобросовестности партнеров.

Суррогатное материнство на грани закона

Чаще всего в России поиск суррогатной матери остается задачей для самой бесплодной пары и нередко балансирует на грани закона. Нередки случаи, когда потенциальные суррогатные матери, найденные через Интернет или сомнительных посредников, могут быть заражены всевозможными инфекциями, делающими крайне проблематичным вынашивание беременности, а то и вообще не способны иметь детей в результате перенесенных и хронических заболеваний.

Имеется информация и о том, что часть девушек, претендующих на участие в программах по суррогатному материнству, используется криминальными кругами в качестве своего рода «наживки» для того, чтобы «выйти» на состоятельных заказчиков.


Известен, например, случай, когда одна бойкая дама поочередно показывала свою юную протеже четырем бездетным супружеским парам и в течение трех месяцев регулярно получала от них деньги — якобы на обследования, лечение, проживание и питание этой кандидатки в суррогатные матери.

Иногда будущую суррогатную мать разыскивают через родственников или знакомых, а то и вообще через «десятые руки» множества посредников, где-нибудь в сельской местности, выплачивают некую сумму и буквально «берут в плен», навязывая соблюдение режима, диеты, пресекая сексуальные контакты, а то и встречи с родственниками: «чтобы случайно не заразили...».
Правовое регулирование суррогатного материнства имеет большое значение, хотя эта область не может быть полностью регламентирована нормами права, поскольку в ходе реализации данной программы обычно возникает целый клубок противоречивых взаимоотношений, психологических проблем, сомнений и ожиданий.

Правовое регулирование призвано определить главные направления данного института, формы и методы его осуществления, задачи и функции, права и обязанности сторон.


Законы и иные нормативно-правовые акты должны регулировать организацию и порядок применения суррогатного материнства.
Учитывая реалии российского государства и общества в целом, целью деятельности всех субъектов суррогатного материнства должна быть защита их прав и законных интересов.
И хотя институт суррогатного материнства в настоящее время в Российской Федерации признается, но достаточного закрепления в законодательстве и правовых актах он до сих пор не получил.

Семейный кодекс — на стороне суррогатной матери

Российское законодательство на данный момент в первую очередь охраняет интересы суррогатной матери. Лишь только после отказа «суррогатной матери» от ребенка генетические родители приобретают законные права на материнство и отцовство. То есть приоритетное право решать судьбу ребенка принадлежит суррогатной матери, и на практике может возникнуть ситуация, когда генетическим родителям будет вообще отказано в материнстве и отцовстве.
По российским законам суррогатная мать может решить — отдаст ли она своего ребенка родителям-заказчикам или же оставит его себе.


Положительной стороной существующего законодательства в данной области является то, что вся процедура регистрации ребенка проходит не через процедуру усыновления, а обычным путем, т. е. выдается обычное свидетельство о рождении ребенка, где в качестве родителей указаны генетические родители этого ребенка, и ни о каком усыновлении здесь речь не идет.

Так, например, статья 47 Семейного кодекса Российской Федерации, «Основание для возникновения прав и обязанностей родителей и детей», гласит, что «права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке». Таким правоустанавливающим событием является регистрация рождения ребенка в органах загса. Только в этом случае происхождение ребенка становится юридическим фактом и порождает правовые последствия. В статье 51 Семейного кодекса Российской Федерации, «Запись родителей ребенка в книге записей рождений», сказано, что «лица, состоящие в браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями в книге записей рождений.

Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». При этом Семейный кодекс не предусматривает срока, в течение которого суррогатная мать может дать такое согласие. Таким сроком должен быть признан период, установленный законодательством об актах гражданского состояния для регистрации рождения ребенка в органах загса, в соответствии с п. 6 статьи 16 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» заявление о рождении ребенка должно быть сделано не позднее чем через месяц со дня рождения ребенка.

Согласие женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), должно быть выражено в письменной форме и удостоверено руководителем медицинского учреждения, в котором была произведена имплантация эмбриона. Супругам в таком случае должна быть выдана справка этого медицинского учреждения обычного образца о рождении у них ребенка, которая затем представляется в органы загса для регистрации рождения ребенка. Регистрация рождения ребенка и запись о родителях производится в обычном порядке:

«Отец и мать, состоящие в браке между собой, записываются родителями ребенка в книге записей рождений по заявлению любого из них».
Закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.97 № 143-ФЗ также гласит: «При государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка».

Таким образом, суррогатная мать по закону может без всяких проблем оставить генетически чужого ей ребенка себе, официально считаясь его матерью со всеми вытекающими отсюда гражданско-правовыми последствиями.

Суррогатная мать может пойти на такое как в силу материнских чувств, возникших к вынашиваемому ребенку, так и с целью шантажа генетических родителей. Последний вариант развития событий для генетических родителей является наиболее конфликтным. Однако и он может быть оспорен в судебном порядке по требованию лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, даже после совершения записи в книге записей рождений.

В статье 52 Семейного кодекса Российской Федерации «Оспаривание отцовства (материнства)» указывается, что «супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства».

И другие законы, постановления, приказы

С 1993 года искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона регламентируются Законом Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», в статье 35 которого речь идет преимущественно о зачатии in vitro и оплодотворении спермой донора. О донорстве яйцеклеток и суррогатном материнстве в ней не сказано ничего.

Чуть позже, в том же году, вышел Приказ Минздрава РФ от 28.12.93 № 301 «О применении метода искусственной инсеминации женщин спермой донора по медицинским показаниям и метода экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбриона в полость матки для лечения женского бесплодия», более подробно развивающий аспекты, намеченные в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан. И если в приведенной выше статье «Основ...» искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона в РФ были разрешены, то Приказ Минздрава утвердил достаточно подробные на тот момент инструкции по применению этих методов в лечебных учреждениях.

Среди методов перечислялись искусственная инсеминация спермой донора, экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) и перенос эмбриона (ПЭ) в полость матки. В приказе были изложены показания к проведению искусственной инсеминации, объем обследований пациенток и доноров спермы, организация донорства спермы, возможные осложнения при искусственной инсеминации, приложен образец заявлений-обязательств супругов и доноров.

По поводу экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбриона оговорено следующее: показания и противопоказания, отбор пациентов и объем обследований, процедура стимуляции активности яичников (суперовуляции), получение ооцитов (яйцеклеток), их оплодотворение in vitro и перенос эмбрионов в полость матки, возможные осложнения, связанные с применениями этих методов. Однако в данном Приказе абсолютно ничего не говорилось о донорстве яйцеклеток и эмбрионов, не упоминалось и о суррогатном материнстве. В настоящее время отношения в сфере применения вспомогательных технологий репродукции человека в России регулируются Приказом Минздрава РФ от 26 февраля 2003 г. № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».

Уже из сопоставления названий старого приказа Минздрава № 301 и приказа № 67 видно, как расширился круг ВРТ и связанных с ними проблем. Спектр медицинских аспектов, отраженных в Приказе Минздрава от 26.02.2003 № 67 отражает достижения в развитии современной медицинской науки: возможность преимплантационной диагностики, осмысление многоплодной беременности как осложнения ВРТ, донорство яйцеклеток и эмбрионов, суррогатное материнство, овладение такими методами, как ИКСИ (инъекция сперматозоида в яйцеклетку), и т. п.

А неоднократное упоминание в проекте словосочетаний «информированное согласие», «пациент должен быть информирован» и т. п. свидетельствует о новом качестве юридического подхода к данной проблеме.

Нормы права далеко не совершенны и всегда следуют за развитием общества. Это в высшей степени справедливо по отношению к ныне действующим законам и правовым актам, определяющим порядок применения репродуктивных технологий. Правовое обеспечение программ, основанных на использовании вспомогательных репродуктивных технологий, — один из самых сложных вопросов в современной юридической практике.

Базовые положения закона

Современное российское законодательство однозначно закрепляет, что суррогатной программой может воспользоваться только супружеская пара (см. Семейный кодекс и Закон «Об актах гражданского состояния», в приказе Минздрава от 26.02.2003 № 67 этот принцип отражен в описании порядка оформления начала программы — супружеская пара и суррогатная мать дают письменное информированное согласие на участие в программе). Причем брак должен быть зарегистрирован как минимум на момент имплантации эмбриона суррогатной матери.

Суррогатная мать может после рождения ребенка передумать и не дать согласия на запись в качестве родителей ребенка его биологических (генетических) родителей (см. п. 4 ст. 51 Семейного кодекса). В данном случае законодательство (и не только наше) — на стороне суррогатной матери.

Программа суррогатного материнства предполагает перенос эмбриона, полученного оплодотворен нем яйцеклетки биологической матери-супруги спермой биологического отца-супруга. Другие конструкции (инсеминация суррогатной матери спермой биологического отца; перенос суррогатной матери эмбриона, полученного с использованием донации ооцитов либо спермы донора) не подпадают по действующему законодательству под определение суррогатного материнства и становятся еще более незащищенными с точки зрения передачи ребенка биологическим родителям (в данных случаях — лишь одному из биологических родителей).

Еще более странная конструкция — подсадка суррогатной матери полностью донорского эмбриона (донорство ооцитов + донорская сперма). Все описанные «оригинальные» случаи не что иное как рождение ребенка «под заказ». С правовой точки зрения эта ситуация ничем не отличается от отказа обычной матери от своего рожденного ребенка и усыновление этого ребенка супружеской парой (или одинокими женщиной/ мужчиной).

Таким образом, законодательство РФ в части юридического регулирования вспомогательных репродуктивных технологий пока, к сожалению, весьма далеко от совершенства. Большинство врачей, применяющих ВРТ на практике, юристов, специализирующихся на медицинских делах, да и просто граждан, так или иначе столкнувшихся с этой проблемой, единодушны в том, что необходим новый законодательный акт, который должен:

• обозначить те новые процедуры и манипуляции, выполнение которых стало возможным в последние годы в связи с развитием медицинских технологий;
• дать подробные инструкции по совершению этих манипуляций;
• регламентировать оформление договорных отношений медицинских учреждений с пациентами, которые в данном случае выступают в роли клиентов — потребителей медицинских услуг;
• унифицировать терминологию (в настоящее время наблюдается некоторая путаница в связи с расхождением между юридической и медицинской терминологией).


Оцените статью: (9 голосов)
4.11 5 9
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.