Что говорит зарубежное законодательство

Каждое государство стремится к установлению правовых основ в области эффективного обеспечения здоровья своих граждан, в том числе при осуществлении медицинской деятельности, применения научных знаний на практике, обеспечения безопасности и интересов пациентов и других вопросов, связанных с вмешательством в сферу физического и психического здоровья человека. Создание норм, признающих за женщиной право самой решать вопрос о своем материнстве, является конкретным проявлением демократических прав в сфере личного самоуправления человека. Формирование этой сферы общественных отношений и их правовое обеспечение во многом было инициировано деятельностью международных организаций, озабоченных тем, что во многих странах доступ к социальным благам, таким как здравоохранение, образование, осуществляется с нарушением принципов равенства и справедливости между полами.

Международные конвенции

Международно-правовой блок нормативной регламентации отношений в сфере планирования семьи, искусственной репродукции, контрреиродуктивных технологии представлен целым рядом актов, таких как Декларация об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человека, Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека (1997), Резолюция Генеральной ассамблеи ООН «Принципы медицинской этики» (1982), носящих рекомендательный характер.


Обязательный характер носят конвенции — Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979), Конвенция о правах ребенка (1990), Европейская конвенция по правам человека и биомедицине (1996) и дополнительный протокол к ней (1997), в которых участвуют многие государства — члены ООН.

В 1946 году была создана Комиссия ООН по положению женщин. По ее инициативе участниками ООН была ратифицирована Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Наряду с вопросами расширения гражданских прав серьезное внимание в конвенции уделено и такому в высшей степени насущному для женщин аспекту, как их права в области воспроизводства. В преамбуле указывается, что роль женщины в продолжении рода не должна быть причиной дискриминации.

Конвенция является единственным из договоров о правах человека, в котором упоминается вопрос планирования семьи. Государства — участники конвенции обязаны включать консультации о планировании семьи в процесс обучения и разрабатывать кодексы семьи, гарантирующие права женщин «свободно и ответственно» решать вопрос о числе детей и промежутках между их рождениями и иметь доступ к информации, образованию, а также средствам, которые позволяют им осуществлять это право.


Эта формулировка репродуктивных прав стала классической и прочно вошла в хрестоматийные издания по медицине, праву, социологии.

Дискуссия общественности, отличающаяся актуальностью и остротой, подтолкнула к подписанию на общеевропейском уровне 19 ноября 1996 года Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины. Конвенция является первым юридически обязательным документом в области здравоохранения, который направлен на охрану основных прав и свобод личности от злоупотреблений, связанных с использованием новых биологических методов и процедур. Процесс подготовки Конвенции продолжался 15 лет, что указывает на большую сложность моральных, юридических и религиозных вопросов в этой области.

Основные принципы и положения, изложенные в ней, являются прогрессивными и научно обоснованными, позволяют определить свою позицию странам, которые еще колеблются, когда речь идет о включении этических вопросов в соответствующие законы. Ускоренное развитие биологии и медицины в сфере генетических технологий привело к выделению отдельной, IV главы — «Геном человека», которая содержит запрет на выбор пола, вмешательство в геном человека, направленное на изменение генома наследников данного человека, на создание эмбрионов в исследовательских целях.

В законодательствах разных стран нет единства

Правовое регулирование отношений при производстве вмешательств в репродуктивные процессы человека в различных государствах регулируются законодательством о здравоохранении или специальными законами, определяющими отношения в связи с искусственной репродукцией.


В Великобритании, Испании, Франции, австралийских штатах Виктория, Новый Южный Уэльс приняты такого рода законы. В ряде стран условия производства вспомогательных репродуктивных и контррепродуктивных технологий оговариваются в ведомственных актах министерства здравоохранения.

В Гражданском кодексе Квебека (провинция на востоке Канады) выделен специальный, 3-й отдел — «Об оплодотворении с медицинской помощью». Канадский законодатель устанавливает презумпцию отцовства в отношении супруга женщины, которой произведены искусственное оплодотворение или искусственная инсеминация. Кроме того, донорство спермы или ооцитов не рассматривается в качестве основания для установления отцовства или материнства. Согласие лица па проведение искусственного оплодотворения становится предпосылкой для возникновения обязательств имущественного и неимущественного порядка перед ребенком и его матерью.

Сходным образом разрешаются рассматриваемые правоотношения в Болгарии, Голландии, Венгрии, Швеции, Чехии, Словакии, некоторых штатах Австралии. Например, болгарский закон «О семье» признает отцовство по отношению к ребенку, зачатому путем искусственного оплодотворения, за супругом искусственно оплодотворенной женщины.

Часть государств устанавливает требование анонимности донорства гамет, которое направлено на охрану интересов донора, будущего ребенка и его юридических родителей (Великобритания, австралийские штаты Виктория, Новый Южный Уэльс).


В шведском законодательстве об искусственной репродукции за ребенком, зачатым с помощью донорского генетического материала, по достижению определенного возраста признается право на доступ к информации о своих генетических родителях. Эта информация подлежит сохранению в течение 70 лет со дня оплодотворения. Такая мера, подрывающая презумпцию анонимности донора гамет, повлекла сокращение числа доноров, и многим шведским женщинам для осуществления искусственного оплодотворения приходится выезжать в Великобританию.

Материнство определяется вынашиванием, рождением ребенка, даже в случае, если донором яйцеклетки была иная женщина.
Интересно, что в Норвегии и Швеции использование донорской яйцеклетки для искусственного оплодотворения вообще запрещено под страхом уголовного наказания.

Закон о человеческом оплодотворении и эмбриологии 1990 года Великобритании устанавливает обязательное лицензирование учреждений, которые уполномочены заниматься искусственным оплодотворением и имплантацией эмбриона, регулирует создание эмбрионов в лабораториях и условия искусственного оплодотворения человека с помощью использования донорской спермы, контролирует эксперименты на эмбрионах, осуществляет контроль за продажей, хранением и использованием эмбрионов, осуществляет рекомендации относительно предполагаемых родителей.


Все исследования на эмбрионах человека в Великобритании производятся только с одобрения Управления эмбриологии и искусственного оплодотворения.

Во Франции использование репродуктивных технологий регламентируется законом «Об искусственной репродукции и пренатальной диагностике» 1994 года, согласно которому они применяются в отношении супружеских пар либо лиц, проживших в фактических брачных отношениях не менее двух лет, возраст которых позволяет осуществить воспитание ребенка. Закон разрешает осуществлять криоконсервацию эмбрионов по желанию родителей на срок не более 5 лет. Правовые последствия, возникающие в случае, если эмбрионы не будут по истечению этого срока востребованы, в законе прямо не оговариваются. Закон запрещает проведение исследований на эмбрионах, однако разрешает их изучение, не дифференцируя этих понятий.

В 1992 году в Австрии был принят закон, регулирующий оказание помощи в воспроизводстве населения. В нем регламентировано создание 22 центров репродукции человека. Хранение криоконсервированных эмбрионов ограничивается годичным сроком, и исследования на них запрещены. Согласно этому закону одинокие женщины лишены права на искусственное оплодотворение.

В испанском законодательстве об искусственной репродукции положительно решен вопрос в отношении использования спермы умершего мужа для зачатия ребенка, если покойный сделал волеизъявление на этот счет. Если оплодотворение произойдет в течение 6 месяцев с момента смерти супруга, то такой ребенок по правовому статусу приравнивается к детям, рожденным после смерти отца.

Аналогичные прецеденты имели место в США, когда производилось искусственное оплодотворение жены генетическим материалом умершего мужа. Так, весной 1999 года родилась девочка Бренделин Вернофф, которая стала первым в Америке ребенком, зачатым матерью с помощью спермы умершего мужа Брюса Верноффа.

Суррогатное материнство — самая неурегулированная законом проблема

Наиболее дискуссионной и наименее урегулированной в правовом отношении является проблема суррогатного материнства. Всемирная медицинская ассоциация требует законодательного разрешения данной процедуры, но при условии безвозмездности всех ее составляющих — донорства яйцеклетки и спермы, вынашивания ребенка на основе добровольного и информированного согласия.
Известны случаи, когда суррогатное материнство поставлено «на конвейер», становится для женщины бизнесом. Так, сообщалось, что в Силезии живет женщина, которая за 42 года произвела на свет 23 суррогатных ребенка. Оплодотворение происходило естественным путем и от разных отцов, однако детей она исправно отдавала заказчикам.

Запретить

В связи с многочисленными морально-этическими и религиозными аспектами данною вопроса национальные законодательства большинства стран ограничивают суррогатное материнство. В некоторых государствах (Франция, Германия) оно запрещено полностью.
Для жителей Франции суррогатное материнство незаконно, потому что оно противоречит законодательству об усыновлении. Не разрешено оно и в странах, где традиционно сильна католическая церковь.

В Германии преступлением считается любая попытка «осуществить искусственное оплодотворение или имплантацию человеческого эмбриона женщине (суррогатной матери), готовой отказаться от своего ребенка после его рождения». Здесь преступно быть как врачом, осуществляющим процедуру, так и собственно суррогатной матерью. Предполагаемые родители от ответственности освобождены.

Такие же запреты действуют в Греции, Нидерландах, Норвегии, Швейцарии, Испании. В других странах запрещены лишь коммерческие соглашения о суррогатном материнстве и не допускается рассмотрение по таким соглашениям. Это Канада. Израиль, Великобритания, штат Виктория (Австралия), штаты Нью-Гемпшир и Вирджиния (США).
В Канаде договор о суррогатном материнстве не имеет юридической силы, хотя оно не запрещено законом и осуществляется частными агентствами. При этом судебные иски по этому вопросу в Канаде не рассматриваются, так же как и в Великобритании.

Наконец, третьи государства ограничивают использование репродуктивных технологий в связи с суррогатным материнством (Дания, Норвегия, Швеция).

Судить

Впервые рассмотрение правовых аспектов суррогатного материнства отмечено в 1984 году в Великобритании в связи с деятельностью Национального центра «заменяющего» материнства в Вашингтоне. Именно по его заказу две англичанки за вознаграждение согласились стать суррогатными матерями для бездетных американских пар. Этот акт повлек за собой ряд правовых последствий.

В январе 1985 года, после родов одной из женщин, суд низшей инстанции по иску органа социального обеспечения вынес решение о задержании новорожденного на несколько дней в роддоме. В результате последовавшей за этим апелляции генетического отца суд вынес решение, основанное на волеизъявлении заменяющей матери, которая отказалась от ребенка в пользу заказчиков.

В марте 1987 года суд в Стаффорде решил вопрос об оставлении двойни в пользу суррогатной матери, так как она отказалась отдать детей и не взяла причитающиеся деньги.
В этом же году в США, в штате Нью-Джерси состоялся суд, причиной которого также стало нежелание вынашивающей матери Мэри Уайтхед отдать ребенка после его рождения супружеской чете Стернов. Однако в этом случае суд принял сторону бездетной нары и лишил М. Уайтхед материнских прав. Верховный суд своим решением сохранил права Стернов на опекунство ребенка, но наделил суррогатную мать нравами матери — визитера.

В Калифорнии по аналогичным обстоятельствам было вынесено судебное постановление об отобрании ребенка у биологической матери и помещении его в детский приют. В результате она была вынуждена отдать младенца генетическим родителям.
Несколькими годами позже вся Америка с живейшим интересом следила за ходом судебного процесса Джонсон против Кальвертов, поднявшего массу вопросов, касающихся суррогатного материнства вообще. Супруги, не имеющие детей по причине удаления матки у миссис Кальверт, заключили соглашение с молодой незамужней медицинской сестрой Анной Джонсон об услуге суррогатной матери. За немалое денежное вознаграждение последняя согласилась выносить плод, зачатый при оплодотворении яйцеклетки миссис Кальверт сперматозоидом ее супруга.

Однако незадолго до родов мистер Кальверт неожиданно передумал и подал иск в суд штата Калифорния о признании Анны Джонсон настоящей матерью ребенка. В итоге суд этот иск не удовлетворил, заявив, что генетически этот ребенок является потомком четы Кальвертов, а суррогатная мать хотя и выносила его в течение долгих 40 недель, лишь играла роль няни, которой родители на время доверили свое чадо.
Приведенные примеры показывают, насколько неоднозначным является решение данной проблемы на практике. Законодательство в данной области настолько не разработано, что правовая путаница возникает практически везде и всегда.

Мнение Совета Европы

Еще более десяти лет назад Комитет Совета Европы по биоэтике и искусственным методам деторождения принял ряд рекомендаций относительно суррогатного материнства. Хотя они содержат строгие ограничения, тем не менее, признают, что при определенных обстоятельствах использование медицинских технологий для осуществления суррогатного материнства может быть допущено. Определение таких обстоятельств отнесено к сфере национального законодательства. В таких случаях суррогатная мать не должна получать никакой материальной выгоды и сохраняет за собой право оставить ребенка себе.

Так, в постановлении Специального экспертного комитета Совета Европы по биоэтике и искусственным методам деторождения указано:

1. Ни один медработник или медицинское учреждение не должны использовать искусственные методы деторождения для зачатия ребенка с целью вынашивания суррогатной матерью.
2. Ни один контракт или соглашение между суррогатной матерью и тем лицом или парой, для которых она вынашивает ребенка, не должны иметь законной силы.
3. Всякая посредническая деятельность в пользу лиц, заинтересованных в суррогатном материнстве, а также всякая связанная с этим рекламная деятельность должны быть запрещены.
4. Однако государства могут в исключительных случаях, оговоренных в национальном законодательстве, разрешить медицинскому работнику или учреждению произвести искусственное оплодотворение суррогатной матери при условии, что:

а) суррогатная мать не получает материальной выгоды от данной операции;
б) суррогатная мать имеет право после родов оставить ребенка себе.

Разрешить

Конгресс США разрешил суррогатное материнство в 1991 году, хотя в штатах Нью-Гемпшир и Вирджиния оно запрещено до сих пор. Сегодня этот способ борьбы с бесплодием применяется в Штатах довольно широко. В стране имеется огромная база донорских яйцеклеток для женщин, которые не могут предоставить суррогатной матери собственную. Возможен выбор донора даже по этническому происхождению, вероисповеданию и внешности.
Исследования, проведенные в США в последнее время, показали, что люди, которые решают завести ребенка с помощью суррогатной матери, обычно остаются удовлетворенными своим опытом, и подавляющее большинство суррогатных матерей успешно участвуют в программах ЭКО не только в первый, но и во второй-третий раз.

В Израиле в 1996 году был принят закон, разрешающий суррогатное материнство, что было очень нелегко и непросто. Несколько лет вопрос дебатировался в религиозных кругах, и после долгих споров заинтересованные стороны пришли к соглашению: суррогатная мать обязательно должна быть не замужем (рождение замужней женщиной ребенка не от мужа делает младенца мамзером — оскверненным) и являться галахической еврейкой.

Подобные ограничения были введены в связи с религиозными особенностями еврейского государства, но и этот шаг можно считать весьма прогрессивным, в результате чего многие бездетные семьи, мечтающие о ребенке, получили возможность прибегнуть к услугам института суррогатного материнства, не преступая закон.

У наших ближайших соседей

Говоря о постсоветском пространстве, следует отметить, что репродуктивная медицина с институтом суррогатного материнства получила активное развитие в Молдове, на Украине, в Казахстане, Белоруссии. Узбекистане и Грузин.
Молдавское законодательство, закрепляя приоритет биологической матери, не конкретизирует, в течение какого времени она может отказаться от подтверждения своего решения. Если исходить из того, что ребенок должен быть зарегистрирован не позднее одного месяца с момента рождения, и учитывая, что материнские чувства могут проснуться именно после рождения ребенка, то, вероятно, это и есть тот период времени, в течение которого вынашивающая мать должна принять решение.

Если суррогатная мать после рождения ребенка подтвердила свое согласие о его передаче заказчикам, то впоследствии она не может оспорить запись в качестве родителей лиц, заключивших с ней договор.
В то же время и супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, не вправе при оспаривании отцовства и материнства ссылаться на эти обстоятельства. Данное положение направлено, в первую очередь, на защиту интересов ребенка.
В Украине суррогатное материнство полностью разрешено на законодательном уровне.

В новом Семейном кодексе Украины указано, что в случае имплантации в организм другой женщины зародыша, зачатого супругами, родителями ребенка являются именно супруги. Вместе с тем у заказчиков все равно существует определенный страх, что в последнюю минуту материнский инстинкт возьмет свое, и суррогатная мать исчезнет, обманув генетических родителей.

Однако в Украине закон стоит на стороне генетических родителей. В случае имплантации в организм другой женщины зародыша, зачатого супругами, родителями ребенка являются именно супруги. В дополнении к Закону Украины «О трансплантации органов и тканей» четко указано, что супруги, которые дали согласие на проведение репродуктивных методик, обладают в полном объеме родительскими правами и обязанностями по отношению к детям, которые родились в результате этих методик.
В Казахстане суррогатное материнство также разрешено. По закону права на ребенка также имеют генетические родители. Договор суррогатного материнства предусмотрен Законом Республики Казахстан от 17 декабря 1998 года № 321 «О браке и семье».

Таким образом, становится очевидно, что суррогатное материнство развивается вне зависимости от того, как к этому относится церковь или общество, поскольку человек природой запрограммирован на продолжение рода и «свой» ребенок психологически всегда был и будет роднее и ближе, чем приемный. И если нет возможности сделать это естественным путем, человек будет искать для этого другие способы. И если эти способы решения такой жизненно важной проблемы, как продолжение своего рода, найдены и успешно «работают», то почему они не могут иметь право на свое существование? По-видимому, здесь следует руководствоваться мудрым врачебным принципом: «не навреди».

Дети на экспорт

В международном контексте суррогатные соглашения между гражданами разных стран практиковались и по-прежнему будут практиковаться, в связи с чем возникают и будут возникать коллизии (споры), ответ на которые нельзя найти в рамках существующих законодательных запретов на уровне одной страны. Речь идет о необходимости разработки международных правовых законодательных актов, регламентирующих юридические аспекты проблемы современных репродуктивных технологий и института суррогатного материнства на международном уровне.

Так, например, посредническая деятельность специализированного Украинского агентства суррогатного материнства, руководствующегося, как резидент Украины, ее законами, на сегодняшний день под страхом уголовного преследования запрещена в Германии, Италии, Франции и в Великобритании.
С другой стороны, мировым центром коммерческого суррогатного материнства стал штат Калифорния, куда приезжают бездетные супруги из других стран в надежде найти суррогатную мать.

Клонирование

Репродуктивное клонирование запрещено законодательством большинства стран.
На международном уровне действует Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека, принятая 3 декабря 1997 года, на 29-й сессии ЮНЕСКО. Этот правовой акт в области биологии сбалансировал гарантированное соблюдение прав и основных свобод человека и необходимость обеспечения свободы научных исследований.

В частности, признается, что научные исследования генома человека и практическое применение их результатов открывают безграничные перспективы для улучшения здоровья отдельных людей и всего человечества, но подчеркивается, что такие исследования должны основываться на всестороннем уважении достоинства, свобод и прав человека. Статья 1 содержит норму, согласно которой «геном человека знаменует собой достояние человечества». Статья 4 определяет положение, в соответствии с которым «геном человека в его естественном состоянии не должен служить источником извлечения доходов». Статья 11 декларации устанавливает, что «не допускается практика, противоречащая человеческому достоинству, такая как репродуктивное клонирование человека».

В январе 1998 года в Европейской конвенции о правах человека и биомедицине был принят дополнительный протокол, содержащий абсолютный запрет клонирования человека (клонирование клеток для исследовательских целей не запрещается). Он гласит: «Запрещается любое вмешательство, ведущее к созданию человека, генетически идентичного другому человеку, как существующему в настоящий момент, так и умершему — без исключения, даже в случае абсолютного бесплодия супружеской пары».

Совет Европы обратился ко всем государствам — членам совета, а также к членам ООН с призывом «наложить законодательный запрет на человеческое клонирование как практику, идущую вразрез с требованиями равенства и уважения человеческого достоинства, обеспечивающую евгеническую и расистскую селекцию и связанную с экспериментами на человеке». Документ подписан 19 из 40 членов Совета Европы.

Закон о человеческом оплодотворении и эмбриологии 1990 года Великобритании не содержит прямого запрета клонирования. Технологии замены клеточного ядра, которая использовалась при клонировании овечки Долли, не подпадают под его действие. Деятельность по созданию и использованию человеческих эмбрионов подлежит лицензированию. Клонирование эмбриона допустимо лишь в исследовательских целях, но клонирование для целей репродукции остается под запретом. Единственным государством, продемонстрировавшим законодательную реакцию в ответ на клонирование Долли, является Дания, принявшая закон, непосредственно запретивший замену клеточных ядер.

Германское законодательство запрещает создание организмов, генетически идентичных любому человеку или эмбриону, живому или умершему.

В США законом, запрещающим клонирование зародышевых клеток, исключается федеральное финансирование исследовательских программ по клонированию человека. Национальная совещательная комиссия по биоэтике в рекомендациях по данному вопросу заключила, что необходим определенный период (3-5 лет), в течение которого не должны предприниматься попытки создания детей с использованием метода клонирования. Комиссия заявила, что любые попытки создания ребенка с помощью переноса ядер соматических клеток и имплантации в материнский организм эмбриона будут безответственным, неэтичным, непрофессиональным актом. Имеющаяся информация свидетельствует о том, что этот метод нельзя считать абсолютно безопасным для человека.

Однако репродуктивное клонирование запрещено не во всех странах и для медицинских исследовательских групп не существует препятствий к перемещению в благоприятствующие юрисдикции. Очевидно, что продукция рынка услуг по клонированию будет востребована достаточно широко.

Несмотря на предостережения и законодательные запреты, международная группа ученых проводит эксперименты по клонированию человека под руководством итальянского гинеколога профессоpa Северимо Антионори. Дабы избежать правовых проблем, ученые проводят операции в нейтральных водах, в открытом море на судне-госпитале. Для эксперимента отобрано полторы тысячи бесплодных пар, готовых пойти на все, чтобы завести ребенка. Другая конкурирующая группа ученых работает в научной кампании «Клонэйд», которая действует под патронатом и выполняет замысел международной секты «Движение раэлинов». В штате Кентукки параллельно с «раэлинами» проект клонирования осуществляет группа ученых, которую возглавляет доктор Панайотис Завос.


Оцените статью: (13 голосов)
4.08 5 13
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.