Аборты в России

Настоящее сообщение посвящается одной из самых актульных проблем современного здравоохранения России — искусственному прерыванию беременности. Во-первых, масштабы его явления в Российской Федерации не идут ни в какое сравние с какой-либо другой страной мира. Во-вторых, это 50% "реализованных беременностей. В-третьих, это повреждение продуктивной системы со всеми вытекающими отсюда последствиями (инфекционно-воепалительные заболевания, невынашивание беременности, бесплодие и т.д.). Кроме того, доля летальных исходов занимает одно из ведущих мест в структуре материнской смертности.

В начале 90-х годов в России закончилась эпоха послевоенного роста численности населения, в котором ведущую роль играл прирост. В первое военное десятилетие он был весьма высоким, второе десятилетие ознаменовалось его быстрым сокращением («оттепель» 60-х годов, сексуальная революция на Западе, переоценка отношений к браку, институту семьи, деторождению, эанизация и ассимиляция населения в городскую культуру). Затем последовали два десятилетия стабильности или, как принято говорить, характеризуя данный отрезок времени, «период застоя».


В конце 80-х началось обвальное падение рождаемости и, соответственно, естественного прироста, который в последние месяцы 1991 года стал отрицательным и, видимо, останется таковым в обозримом будущем. Произошедшее пересечение линий рождаемости и смертности в России получило среди демографов образное название «Русский крест».

Масштабность демографического кризиса, развившегося в последнее десятилетие XX века, обусловлена тем, что он охватил все стороны демографических процессов: рождаемость, смертность, миграцию. Современная демографическая обстановка сложилась на фоне длительных неблагоприятных тенденций демографического развития более чем тридцатилетнего периода, начиная с 60-х годов. В то же время эволюционные тенденции постоянного ухудшения демографических процессов оказались резко усилены негативным воздействием на население социально-экономического кризиса в стране, падением уровня жизни значительной части населения. Численность населения страны сократилась за 10 лет более чем на 5 млн человек. Россияне умирают в 1,5 раза чаще, нежели рождаются. Сокращение население идет наибольшими темпами среди детей в возрасте до 14 лет (ежегодно — на 5-7%), а ведь именно на это поколение в дальнейшем будет возложена задача сохранения и укрепления финансовой и политической независимости страны; наращивания валового внутреннего продукта, формирования бюджета и обеспечения нетрудоспособных граждан.

Сегодняшняя ситуация в России во многом напоминает ситуацию, сложившуюся в 30-е годы XX века во Франции и Германии.


«Великая депрессия» в экономике в эти годы сопровождалась «демографической депрессией». Общественное мнение всегда связывает демографические перепады с перепадами экономическими. Голодные годы, войны и революции всегда и везде приводили к откладыванию браков, сокращению рождаемости и повышению смертности. В России в XX веке целая серия социальных потрясений повлекла за собой демографические кризисы огромной разрушительной силы. Напомним их: 1915-1921,1928-1934,1941-1947 годы — три шестилетних кризиса с интервалами в семь лет, с общими демографическими потерями по самой минимальной оценке 38 млн человек. Однако на демографическую ситуацию влияют не только социальные катастрофы, но и закономерные эволюционные изменения, идущие рука об руку с развитием общества.
Причины демографического кризиса в России носят ярко выраженный социально-экономический характер: долговременный социально-экономический стресс, испытываемый населением страны в течение двадцатилетнего периода реформ на фоне отсутствия сбалансированной демографической политики, резко повлиял на состояние здоровья и репродуктивного поведения.

В России социально-экономический кризис явился причиной целого ряда серьезных проблем в охране здоровья населения.


Важнейшее из них выразилось в снижении показателя рождаемости (10 на 1000 населения) и увеличении общей смертности населения (15 на 1000 населения). Динамика показателей рождаемости и смертности приобрела угрожающий характер. Естественная убыль населения России составляет более 500 тыс. человек в год. Россия существует в условиях суженного воспроизводства населения, характеризующегося резким падением суммарного коэффициента рождаемости до 1,3, снижением доли повторных рождений до 40%.

В экономически развитых странах прирост населения уменьшился из-за того, что в семье предпочитают иметь меньше детей. В силу сложившихся обстоятельств удельные затраты на рождение и воспитание ребенка в последние годы резко возросли. Поэтому для обеспечения материальной базы для рождения первого ребенка, женщина отодвигает его рождение на более поздний репродуктивный возраст. Получив образование и сделав карьеру, у нее меняются взгляды на деторождение. Как правило, количество детей ограничивается одним, максимум двумя. Кроме того, эволюция нравственного сознания в последние десятилетия изменила основные принципы формирования семьи.


Основным проявлением эволюции нравственного сознания общества является изменение сексуального поведения его членов. Брак же в современных социально-экономических условиях стал дорогим удовольствием, как и развод. Это привело к росту эмуляционных видов брака — 30% рождений в России происходит у женщин, живущих в гражданском браке. Появились и более изощренные виды: гостевой, воскресный брак. Эти процессы имеют место и в развитых странах Европы и Америки. В развивающихся странах прирост населения остается высоким в связи с тем, что дети зачастую являются гарантией социального обеспечения бедных слоев населения, семейной ценностью, а многодетность — национальной традицией.
По численности населения Россия пока относится к числу крупнейших стран мира. Однако постепенно наша страна стала сдавать позиции «лидера», пропуская вперед развивающиеся страны. Если в 2000 году Россия занимала шестое место в мире по численности населения — 145,6 млн человек, что составило 2,4% от общей численности, то, по прогнозам ООН в 2050 году Россия займет 18 место с численностью населения 101,5 млн (1,1% от общего населения Земли). Получится, что на 13% суши нашей планеты будет жить 1% человечества, это не может не наводить на некоторые мысли.

Однако такое сложное демографическое положение не только у России, а еще более чем у 40 стран Восточной и Центральной Европы, большинства бывших республик СССР, Японии, Германии, Финляндии и некоторых других развитых стран, а также некоторых развивающихся стран с высоким уровнем смертности и заболеваемости.
Сокращение численности населения происходит из-за его естественной убыли, т.е. превышения числа смертей над числом рождений. Естественная убыль за период между переписями (1989 и 2002 гг.) составила около 7,4 млн человек (родилось 20,5 млн, а умерло 27,9 млн человек). Еще одна причина демографического кризиса заключается в том, что в ходе реформ, наряду с обнищанием, на здоровье населения оказывают негативное влияние и другие не менее значимые факторы: алкоголизм, несчастные случаи, отравления, травмы — все то, что в немалой степени обусловливает смертность населения, в основном мужчин среднего репродуктивного возраста.

Если снижение смертности — типичная российская проблема, то подъем рождаемости до уровня простого воспроизводства пока не удается ни одной из развитых стран. Сегодня рост населения в мире происходит, прежде всего, за счет развивающихся стран. Согласно прогнозам ВОЗ, к 2050 году на нашей планете на 1 жителя развитых стран будет приходиться 7-8 жителей развивающихся стран, что непременно толкает их к миграции (контролируемой и неконтролируемой) и ассимиляции в странах с развитой экономикой, с вытекающими отсюда последствиями.

К 2005 году в России число рождений стабилизировалось на уровне 9-10 на 1000 населения, однако никто пока не говорит, что это поворотный момент кризиса. В какой-то мере некоторому росту числа рождений способствует увеличение абсолютного числа женщин детородного возраста, однако, как показали расчеты, влияния этого фактора на увеличение рождаемости несущественно. Поэтому, несмотря на некоторый рост коэффициента суммарной рождаемости (1,2-1,4), по его нынешнему уровню Россия остается среди стран с самым низким его значением.

Как показывают социологические опросы, главными причинами отказа от рождения детей молодежь называет невозможность содержания и воспитания детей на должном уровне, отсутствие необходимых социальных гарантий со стороны государства, а также распад института семьи. Социологический опрос учащихся средней школы г. Москвы показал, что 96% девушек-подростков считают, что нормальная семья должна иметь 2-х и более детей, однако у вступающих в брак отсутствуют материально-бытовые условия для рождения и воспитания детей: не решается квартирный вопрос, высокие цены на детские товары при низком уровне заработной платы.

Все перечисленные факты подтверждают наличие масштабного демографического кризиса в России, который, без принятия соответствующих мер, может приобрести черты необратимости и перерасти в демографическую катастрофу.
Реформирование общественно-политической системы и экономики России длится уже более 20 лет (с 1985 года). Нищета, возникшая в ходе реформ, наибольшее влияние оказала на снижение рождаемости, так как для большинства семей количество детей стало определяющим фактором бедности. При опросах общественного мнения 50 млн россиян оценивают свое материальное положение как «плохое» и «очень плохое». Однако в последние годы наблюдается парадоксальная ситуация: бедных людей становится меньше, но смертность населения не снижается. Главная причина этого парадокса заключается в том, что неправильно определен критерий бедности. К категории бедных относят людей, у которых величина денежных доходов ниже прожиточного минимума. Однако его размер неоправданно низок.

Почти ни в одном из регионов России не происходит даже простого воспроизводства населения. Каждые 5 лет на 20% снижается количество женщин, способных родить ребенка. Только в трех республиках Российской Федерации — Дагестане, Инушетии и Тыве — ежегодное число родившихся обеспечивает замещение поколений.
Справедливости ради следует отметить, что Россия здесь не одинока — она входит в группу стран, для которых характерна депопуляция и типичной является картина, когда в семье воспитывается всего один ребенок. По прогнозам, сокращение численности населения к середине XXI века будет иметь место в нескольких десятков стран. Однако если, по оценкам экспертов ООН, в таких развитых странах, как Япония и Германия, число жителей уменьшится на 14%, то прогноз для России — 30-40%.

И на этом фоне развивающегося демографического коллапса в Российской Федерации более половины беременностей прерывается искусственно или самопроизвольно. Таким образом, проблема репродуктивных потерь требует безотлагательного решения. Частным аспектом проблемы сохранения потомства является проблема искусственного прерывания беременности.
В журнальных и газетных публикациях конца уходящего и начале настоящего века часто появлялись статьи с рейтингом наиболее значимых событий или изобретений XX века. Список довольно обширен: от шариковой ручки до атомной бомбы. Но атомная бомба реально была использована только два раза, а каждые 2 сек (!) в мире производится 3 аборта, и это только вершина айсберга.

Как и показатели материнской и младенческой смертности, уровень абортов не в меньшей степени определяет цивилизованность страны, а может быть является одним из ведущих. Потому что, в отличие от показателей материнской и младенческой смертности, уровень абортов в большей степени зависит от решения самой женщины. А это решение зависит от того, насколько комфортно материнство в стране. По данным Г. М. Бурдули и О. Г. Фроловой (2008), репродуктивное поведение женщины определяют: социально-экономические (33%), медико-организационные (32%), социально-когнитивные (22%), медико-биологические (10%) и семейные факторы (5%). Из этого списка видно, что основная доля факторов, влияющих на репродуктивный выбор женщины — это государственная составляющая.

Парадокс в том, что демографический кризис в России уже подошел к так называемой «точке не возврата» (судя по стабильному уменьшению доли подростков населения РФ), когда какие-либо мероприятия по повышению рождаемости уже не будут иметь смысла, однако каких-либо радикальных мер по увеличению рождаемости населению предложено не было. Паническое решение о «родовом капитале» особого энтузиазма у более менее трезвой части населения не вызвало. В том виде, в котором сегодня пропагандируется родовые деньги, — мероприятие довольно печальное и выглядит как «социальная проституция». Жаль, что на эти деньги маме нельзя построить ясли, детский сад, хорошую школу и т. д., то, что, собственно, и определяет комфортность материнства, в какой бы стране мама и ребенок ни жили.

Сегодняшняя сумма родового капитала, горящая от постоянной инфляции, и догоревшая из-за мирового кризиса, затянутая в стриктуры разрешенных трат — довольно слабый стимул для рождения и полноценного воспитания ребенка. Куда деть эти деньги? Выбор довольно узок в прямом и переносном смысле.
Поэтому, несмотря на постоянное снижение за последние десятилетия как показателя абортов на 1000 женщин фертильного возраста (33,3 в 2007 году), так и соотношения «роды-аборты» (100:82 в 2007 году), количество абортов, производимых ежегодно в Российской Федерации, в три раза превышает таковое во всех европейских странах вместе взятых. Это подтверждается показателями искусственного прерывания беременности в экономически развитых странах. В Швеции на 100 родов приходится 40 абортов, в Великобритании — 30, в Италии — 20, В Испании — 10, а в Нидерландах — 5 (!).

Все дело в том, что в странах Западной Европы уровень использования методов регулирования рождаемости колеблется от 52 до 75%. В России эта цифра в 2-3 раза ниже. В развивающихся странах уровень осведомленности взрослых женщин о современных методах контрацепции низок, о них знают менее 50%. Помимо этого, в некоторых странах, где половая жизнь незамужних подростков считается неприемлемой, доступ молодых женщин к услугам по регулированию рождаемости ограничен по закону. Большинство женщин не знают, где можно получить контрацептивы и как ими пользоваться.
Тем не менее, по данным ВОЗ, около 70% людей согласны с тем, что планировать число детей необходимо. Остальные отвергают ограничение рождаемости, т.к. считают, что в семье должно быть столько детей, «сколько пошлет Бог».

Говоря о планировании семьи, следует сказать о существовании спекулятивных рассуждений об использовании контрацепции, якобы контрацепция — чуть ли не основная причина сдерживания рождаемости. Ну, во-первых, только не в России, во-вторых, основные причины репродуктивного выбора нами были уже перечислены выше, и планирование семьи здесь совершенно не причем, так судьба этого проекта ВОЗ в России оказалась весьма печальной, как, кстати, и во многих странах мира. Поэтому традиционно считается, что основным методом регулирования рождаемости в Российской Федерации считается аборт. По данным некоторых исследований, послеродовое консультирование по поводу использования контрацепции проводится только с каждой второй родильницей (47%), поэтому 70% женщин, выписывающихся из родильного дома, в любом случае готовы сделать аборт при наступлении следующей беременности.

Как результат, в России каждые 2 минуты искусственно прерывается 5 беременностей. В тоже время, каждые 2 минуты рождается 6 детей. Страшно представить эту оплачиваемую ОМС «машину»: в роддоме рождается 6 детей, а в соседнем учреждении — пять беременностей прерывается.
В 2007 году в России из-за осложнений этой «рутинной» операции погибли 73 женщины, из них 10 — в возрасте до 19 лет. Слово «рутинной» взято в кавычки не спроста. Легкомысленное отношение к данной процедуре, а особенно к ее осложнениям, является основной причиной материнской смертности от послеа-бортного сепсиса (70%).
Но даже если процедура прерывания беременности прошла «гладко», осложнения остаются на всю жизнь, во всяком случае, на репродуктивный период жизни женщины. Речь идет о хроническом аутоиммунном эндометрите, вызванном деструктивном воздействием иммуннокомпетентных клеток на ткани эндометрия. Сложно описать всю патогенетическую цепочку процесса, но в результате: нарушение имплантации, невынашивание беременности, бесплодие.

Особую актуальность в связи с описанными нарушениями проблема прерывания беременности приобретает у первобере-менных, в частности у подростков.
На Земле более 1 млрд человек находятся в возрасте от 10 до 19 лет, т.е. являются подростками. Это период бурных физиологических и психологических изменений в организме; это же и период неопытности, экспериментаторства, своеволия, недисциплинированности, асоциальности в сочетании с целеустремленностью и желанием учиться, осваивать профессию. Именно последними качествами нужно воспользоваться для обучения принципам планирования семьи.
В последние годы в связи со столь неблагоприятными демографическими тенденциями усилился интерес к ювенологии, поскольку именно с подростками связана надежда на улучшение качества здоровья ближайших поколений. К сожалению, на фоне резкого снижения рождаемости, стремительного роста общей смертности населения, сокращения средней продолжительности предстоящей жизни в стране отмечается прогрессивное ухудшение качества здоровья детей, подростков и женщин фертильного возраста.
Согласно данным литературы, за последние 20 лет число абсолютно здоровых девушек снизилось с 28,3% до 6,3%. 75% школьниц имеют хронические заболевания, которые могут сказаться на репродуктивной функции. К ним относятся болезни сердечно-сосудистой, кроветворной, пищеварительной, дыхательной, мочевыделительной и эндокринной систем. В предыдущие десятилетия частота хронических соматических заболеваний составила 54,2%.

За последние 10 лет увеличилась и частота гинекологических заболеваний девочек-школьниц: воспалительных — в 3 раза, нарушений менструальной функции и болезней мочеполовой системы — в 1,5 раза. У живущих половой жизнью подростков частота гинекологической патологии в 3 раза выше, чем у их сверстниц, не вступавших в половую связь. По данным литературы, в России частота гинекологических заболеваний у 15-летних девочек-подростков составляет 77,6%, а к 17 годам достигает 92,5%.
В основном это связано с наблюдаемым сейчас в мире ростом сексуальной активности молодежи. Исследования, проведенные в Англии, США, Канаде, Австрии, России и других странах, показали, что около 25-35% девушек имели сексуальные контакты до 16 лет, а в возрасте 16-19 лет — от 40 до 70%. При этом подросткам свойственны случайный характер половых связей, безграмотность в вопросах профилактики инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), и нежелательной беременности.
Ежегодно в мире беременеют от 5 до 10% девушек в возрасте от 13 до 17 лет. Среди стран Запада наибольший уровень подростковой фертильности в США— 114 беременностей на 1 тыс. девушек-подростков, а наименьший в Нидерландах — 10 на 1 тыс. В странах Восточной Европы средний уровень подростковой фертильности составляет 37.
Деторождение для женщин младше 17 лет связано с высоким риском для здоровья из-за физической незрелости. Вероятность выкидыша, преждевременных родов й мертворождения выше у девочек, особенно не достигших 15 лет, по сравнению с женщинами репродуктивного возраста.

Ежегодно приблизительно 14 млн молодых женщин в возрасте от 15 до 19 лет становятся матерями, из них 80% живут в развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки. У 60% несовершеннолетних роды протекают с осложнениями: анемия — у 50,1% (у взрослых 23%); гестозы — у 40,7% (20%); преждевременные роды — 12,7% (5%); аномалии родовой деятельности — 44,1% (24%) и кровотечения — у 11,01% (4%). Вероятность смерти девушек-подростков от причин, связанных с беременностью, вчетверо больше по сравнению с женщинами старше 20 лет.
Столь большая частота осложнений в родах у подростков связана не только с незрелостью организма, но и с тем, что во всех странах мира некоторые беременные подростки не получают дородового медицинского ухода.

К сожалению, одним из решений проблемы подростковой беременности является аборт. Согласно официальной статистике, ежегодно в мире у 5 млн. подростков беременность заканчивается абортом. В США из семей со средним и высоким доходом аборт выбирают около 47% беременных подростков, а из малообеспеченных — 26%. В большинстве стран на долю подростков приходится более 10% от общего числа абортов, в том числе и в России.
В ситуациях, когда аборт запрещен законом или труднодоступен, подростки обращаются к тем, кто тайно в антисанитарных условиях и без соответствующей квалификации предоставляет подобные услуги. В некоторых странах Африки подростки составляют от 25 до 50% женщин, страдающих от осложнений, связанных с абортом. Ежегодно в мире от этого погибают от 30 до 40 тыс. подростков.

Большинство подростков не стремится обзаводиться детьми в ближайшие годы, даже среди замужних, по меньшей мере, 2/3 в большинстве стран хотят повременить с рождением детей. Однако, помимо желания женщины в отношении рождения детей, на возможность использования ею контрацептивов оказывают влияние: семейное положение, ожидания ее семьи, нормы окружающего общества, доступность контрацептивных средств и медицинских услуг.
Но и здесь не все так просто, после проведения одной из образовательных программ 70 девушек бесплатно получили по одной упаковке КОК с возможностью через месяц получить следующую бесплатно же. Через месяц пришли 17 из них, а еще через месяц — только 8 (!).
Отношение взрослого населения к необходимости полового воспитания молодежи неоднозначно. Чем ниже уровень образования взрослого населения, тем меньше количество людей, ратующих за введение полового образования в школе. В различных культурах мира существует различное отношение к внебрачной половой жизни. В Северной Африке, на Ближнем Востоке и в большинстве стран Азии женщинам полагается воздерживаться от полового дебюта до вступления в брак, и имеющиеся данные свидетельствуют о том, что большинство женщин подчиняются этому правилу. Однако в большинстве стран Африки к югу от Сахары считается приемлемым, чтобы юные незамужние женщины вступали в сексуальные взаимоотношения, которые часто переходят в социальный брак; в США и некоторых странах Европы также распространены сексуальные взаимоотношения между подростками, но они не обязательно приводят к браку. Сами подростки считают, что вопросы гигиены и физиологии половой системы, проблемы секса и контрацепции должны быть включены в образовательные программы.

В целом, вопрос сексуального просвещения в школах — самый нерешаемый во всем мире, как в США, так и в России: нигде школьная администрация не хочет допускать специалистов-репродуктологов в учебные классы, даже в выпускные, мотивируя свое нежелание тем, что «чем больше дети будут знать о безопасном сексе, тем больше им будут заниматься». Администрация школ при поддержке священнослужителей отвергает даже безобидные программы валеологии как науки о здоровье в целом.

Установлено, что фактором успешного использования контрацепции является открытость общества по вопросам сексуальности: при одинаковой сексуальной активности подростков уровень беременности в США в 7 раз выше, чем в Нидерландах. Объясняется эта разность тем, что в Нидерландах вопросы, связанные с сексуальностью, могут вполне свободно и открыто обсуждаться в семье, школе, в средствах массовой информации и между самими подростками. В результате уровень подростковых беременностей и ИППП в стране постоянно снижается. И, наоборот, в обществах, где открытое обсуждение проблем сексуальности является «табу», молодым людям трудно получить информацию относительно того, как предотвратить нежелательную беременность и ИППП.
Немаловажным аспектом является отношение к некоторым ее вопросам различных политических и религиозных организаций, которые протестуют против легализации абортов и применения вспомогательных репродуктивных технологий и оказывают давление на законодательные органы. Так, на Филиппинах члены парламента, выступающие против абортов, хотели принять указ о смертной казни для тех, кому делают аборт и производящему аборт. В декабре 1997 г. Польский парламент еще раз рассматривал антиабортный закон, выступая за строгое запрещение абортов, однако Конституционный трибунал отклонил его. В США помимо борьбы за запрещение абортов пытаются ограничивать распространение контрацепции и других репродуктивных технологий, прикрываясь религиозными мировоззрениями.

В основных религиях мира осуждается до- и внебрачная сексуальная жизнь. Неоднозначно отношение различных религий к контрацепции и абортам. В отличие от ислама, который разрешает использование прерванного полового акта, контрацептивов, производство абортов в интересах женщины и инсеминацию спермой мужа, отношение Иудаистской, Православной и Католической Церкви к контрацептивам и абортам отрицательное, мотивируемое тем, что беременность является Божьим даром, который необходимо принять. Католическая церковь в Мексике согласилась на выпуск презервативов, но с надписью «Этот продукт может быть вреден для вашего здоровья» (1997). В отношении вспомогательных технологий по лечению бесплодия в Православии и Католицизме нет никаких упоминаний, Иудаизм разрешает инсеминацию спермой донора.
Деятельность служб планирования семьи не нарушает конвенцию о правах человека: супругам самим представляется право решать вопрос — какое количество детей иметь в семье. Однако реализация всего комплекса прав на охрану сексуального и репродуктивного здоровья возможна лишь при условии государственного обеспечения качественной медицинской помощи.

Говоря об аборте, качество медицинской помощи в немалой степени определяется видом прерывания беременности. Речь идет о получившем широкое распространение в последние годы медикаментозном методе прерывания беременности в I триместре.
С 1970 года Концепцией ВОЗ «менструальный аборт» определен как приоритет на ближайшие 100 лет. В то время основные надежды возлагались на простагландины, от новых форм которых ожидалось чудодействие, а именно — при задержке менструации, подтвержденной тестом на беременность, женщина принимает таблетку или вводит ее (свечу) во влагалище, и беременность прекращается. Надежды оказались нереальными, и тогда началась работа над созданием антигестагена. История его достаточно хорошо известна. Препарат RU-486 в настоящее время производится в ряде стран под различными названиями: «Мифепристон», «Мифегин», «Пенкрофтон».

К началу XXI века человечество обрело радикальную альтернативу хирургическому аборту — сочетанное применение антигестагена и утеротоника. В России оба препарата выпускаются компанией «Мирфарма» и разрешены для применения в лечебных учреждениях. Однако, в силу достаточно высокой стоимости, до настоящего времени их используют, в-основном, коммерческие медицинские центры.
Из-за малого процента осложнений и наиболее щадящего действия на репродуктивную систему, этот вид прерывания беременности должен стать «золотым стандартом» у первобеременных и подростков. Конечно, в идеале, хотелось бы, чтобы этот контингент женщин не прибегал к столь радикальным решениям в своей жизни. Однако это практически недостижимая перспектива, что показано социологическими исследованиями и реальной практикой жизни. Поэтому декларируемый ОМС хирургический аборт как единственное бесплатное средство регулирования рождаемости в РФ должен быть дополнен как минимум положением о медикаментозном аборте для нерожавших женщин.

Уже к настоящему времени появились грамотные, по настоящему заботящиеся о репродуктивном здоровье своих сограждан, о резервах восстановления популяции губернаторы, главы администраций, которые выделяют необходимые средства для замены хирургического аборта медикаментозным. В этих территориях снижается и стоимость этого вида медицинской помощи.
Далекий от идеала, но дающий в 100 раз меньше осложнений медикаментозный аборт должен на какой-то период жизни страны стать альтернативой хирургическому, по крайней мере, до тех пор, пока пропагандистские и организационные мероприятия не позволят населению страны уйти от этого анахронизма в регулировании рождаемости.
Реальными путями снижения уровня абортов, как показывает практика, являются приоритеты образования. Коллегия Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации в 2003 году подтвердила, что просвещение подростков — безальтернативный путь снижения числа абортов в России. Поэтому аборт представляет собой комплексную проблему, решение которой зависит от усилий многих специалистов. Правительство, гуманитарные, общественные организации, а также средства массовой информации призваны играть в этом определенную роль.
Следуя указанному решению Коллегии Министерства здравоохранения и социального развития, в частности, «...Проведение информационных и образовательных мероприятий, особенно среди подростков и молодежи, по формированию ответственного отношения к своему здоровью и репродуктивному поведению, снижению потребности в искусственном прерывании беременности и сохранении репродуктивного здоровья», с одобрения ректора Российского университета дружбы народов профессора В.М. Филиппова, силами кафедры акушерства и гинекологии с курсом перинатологии разработана система постоянного образования студенток первых курсов факультетов Университета по программе «Профилактика, ранняя диагностика и лечение нарушений репродуктивного здоровья студенток РУДН».

В соответствии с этой программой на всех факультетах университета в программу занятий первых курсов включена тема «Репродуктивное здоровье». Именно студенты, в отличие от школьников, являются той аудиторией, которая доступна для репродуктивного просвещения, где не действуют запреты школьных учителей, родителей и других противников просвещения молодежи. Более того, будущие учителя, инженеры, ученые — национальная элита, руководители коллективов — в последующем сами станут если не пропагандировать, то не препятствовать широкому просвещению школьников, учащихся средних специальных учебных заведений и учебных заведений системы профтехобразования, одному из наиболее важных разделов жизнедеятельности человека — репродуктивному здоровью. Иначе получится как в бывшем учебнике «Основы безопасности жизнедеятельности человека»: там более 200 страниц посвящено техногенным катастрофам и 15 страниц — «семейному ориентированию». Мы не знаем, какое число школьников попадет в техногенные катастрофы, но убеждены в необходимости для 99% реализовать основную биологическую функцию человека — воспроизводить себе подобных. Вот поэтому к настоящему времени нет ни одной формы деятельности, направленной на сохранение репродуктивного потенциала, не приносящей пользы обществу, государству, семье и отдельно взятому человеку.

Как будет развиваться демографическая ситуация в Российской Федерации, зависит в первую очередь от экономического положения страны и социальной политики государства. Станет ли исключением современный демографический кризис, покажет будущее. Пока Россия находится на начальных его стадиях, а прогнозировать в условиях быстро меняющейся ситуации чрезвычайно трудно. Однако указать исторический этап эволюции рождаемости, на котором Россию застал социально-экономический и политический кризис, уже сейчас можно и необходимо. Это тем более важно, что по всем признакам Россия не просто переживает кризис — она проходит через этап глубокого переосмысления своей истории, самопознания сущности своей культуры и поиска ответов на жизненно важные вопросы.


Оцените статью: (9 голосов)
4.44 5 9
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.