Эпидемиология

фото Эпидемиология
В последние годы распространенность пищевой аллергии (ПА) увеличивается. Это связано со многими причинами, в том числе — с изменением рынка продовольственных товаров, где широко практикуется включение в продукты консервантов, пищевых добавок и химических красителей; добавление в корм животных и птиц антибиотиков и гормональных стимуляторов, насыщение овощей и фруктов пестицидами.

При обычном питании в течение суток человек получает в среднем около 120 потенциальных пищевых аллергенов. В первые годы жизни они занимают основное место среди сенсибилизирующих факторов, что впоследствии приводит к началу многих аллергических заболеваний. Так, аллергией к коровьему молоку страдают до 6—8 % детей раннего возраста, пищевая аллергия в целом регистрируется не менее чем у 5% детей. В основе пищевой аллергии лежит специфическая повышенная иммунная реакция на определенные пищевые вещества.

По результатам стандартизованных эпидемиологических исследований разных стран мира, не менее 10% детей и 2% взрослых страдают пищевой аллергией. Чаще сенсибилизация к продуктам питания наблюдается у лиц с аллергической патологией: 63% больных крапивницей, 45% страдающих поллинозами; 40% детей и 20% взрослых с атопическим дерматитом (АД), 17% пациентов с бронхиальной астмой (БА), 15% — с аллергическим ринитом. Особенно часто пищевая аллергия наблюдается у лиц с заболеваниями ЖКТ, печени, мочевыделительной системы (в среднем 50—90%). У пациентов могут быть перекрестные реакции между пыльцевыми, пищевыми, лекарственными, эпидермальными и бытовыми аллергенами.
Распространенность пищевой аллергии выше среди городских детей (по некоторым данным, она достигает 83%), наиболее низкие показатели регистрируются в горноклиматических местностях.

По данным Л.Р.


Выхристенко (1998), у пожилых лиц к аллергии и особенно псевдоаллергии предрасполагают нарушения обмена веществ, болезни почек, печени, необходимость в длительном приеме лекарственных препаратов. В 14% случаев у обследованных больных старше 60 л обнаружена пищевая аллергия. Наиболее частым из аллергических заболеваний у них была бронхиальная астма. У пожилых лиц чаще наблюдались псевдоаллергические реакции на фоне сопутствующих соматических заболеваний, а при ведении бронхиальной астмы чаще требовалось назначение глкжокортикостероидной терапии, чем бронхолитиков, так как в бронхолегочной системе наблюдались необратимые изменения.

Как отмечает Т.Э. Боровик с соавт. (1998), у 68% детей с пищевой аллергией наблюдалась отягощенная наследственность по аллергии и патологии ЖКТ, у 18% пищевая аллергия сопутствовала бронхиальная астма, у 18% — лекарственная аллергия. Среди патологии органов пищеварения у пациентов с пищевой аллергией наиболее часто отмечался поверхностный гастрит — 50%, помимо этого, встречались такие заболевания, как эзофагит, гастроэзофагальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), гастродуоденит, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки.

Дебют пищевой аллергии был на первом году жизни в виде эксудативно-катарального диатеза (ЭКД). Этиологическими агентами пищевой аллергии в раннем детском возрасте были коровье молоко, куриное яйцо, соки, красные ягоды. В 44% случаев имела место отягощенная аллергологическая наследственность (пищевая аллергия, бронхиальная астма, поллинозы).


Структура респираторной патологии у наблюдаемых лиц по сравнению с детьми без пищевой аллергии была следующей: острый бронхит (33,3%), обструктивный бронхит (25%), острая респираторная вирусная инфекция (ОРВИ), острый ларингит (22%), среди гематологических сдвигов наиболее частым проявлением была эозинофилия — у 25% по сравнению с 13,6% среди детей без пищевой аллергии. Обнаружено влияние пищевой сенсибилизации на длительность нахождения в стационаре: 8—14 дней проходили курс лечения 72% детей с пищевой аллергией, без пищевой аллергии 63,6 % находились в клинике до 7 дней.

Известно, что усиленному всасыванию аллергенов способствуют хронические воспалительные и язвенные процессы в ЖКТ. При изучении распространенности аллергии к традиционным продуктам питания у детей старшего возраста с хроническими заболеваниями верхних отделов ЖКТ пищевая аллергия в анамнезе выявлена у 20%, эозинофилия в гематологических тестах была у 26%. У 50% детей при обследовании уреазным и гистологическим методами диагностированы хронические заболевания верхних отделов ЖКТ с Helicobacter pylori, у 90% методом рН-метрии обнаружена повышенная кислотность.

Структура сенсибилизирующих факторов при пищевой аллергии, сопутствующей хроническим заболеваниям верхних отделов ЖКТ, по данным кожного тестирования и радиоаллерго-сорбентного теста (PACT) была следующей: белки коровьего молока — 72,3%, хек — 72,4%, яйцо курицы — 68,3%, картофель — 67,3%, причем у 72,8% обследованных наблюдалась аллергия к трем и более пищевым аллергенам.

По данным анкетного опроса финских исследователей, наиболее часто пищевая аллергия у молодых лиц вызывают лесные орехи (22,7%), яблоки (19,4%), сельдерей (13,0%), персик (8,9%), морковь (8,0%); при этом основными жалобами у них являются кожный зуд (61,6%), ринит (25,3%), экзантема (22,9%), крапивница (16,7%), тяжелые системные реакции (0,8%).

У детей с атопическим дерматитом и респираторной аллергией (от 1 месяца до 14 лет) частота пищевой аллергии составляет 85,0%.


При этом, если пищевая аллергия сочетается с поллинозами, у 37,64% детей выражен синдром оральной аллергии (СОА). На первом месте среди пищевых аллергенов — цитрусовые (89,0%), часто встречаются такие антигены (АГ), как молоко (82,94%), яйцо (80,0%), злаки (64,7%), картофель (41,76%), арахис (34,7%), соя (32,94%), рыба (23,53%), яблоки (25,88%), клубника (18,47%), малина — 15,6%. Синдром оральной аллергии, как основное клиническое проявление аллергии на фрукты и овощи, выражается в виде зуда и отечности губ, языка, слизистой рта, мягкого неба, периоральной кожной эритемы сразу после или во время употребления фруктов и овощей. А.В. Сергеев, М.А. Мокроносова упоминают, что от 47 до 70% больных поллинозом страдают от аллергии к фруктам, овощам и орехам, причем при сенсибилизации к пыльце деревьев аллергические реакции к растительной пище наблюдаются в два раза чаще (58,3%), чем у больных с аллергией к пыльце трав (25—37,9%). Обследовано 240 больных с сенсибилизацией к пыльце. С увеличением длительности заболевания усугублялась тяжесть его течения (в 2 раза чаще встречалась бронхиальная астма: 51,85% взрослых и 25,79% детей). Доминировала аллергия к пыльце деревьев. Пищевая аллергия на фрукты и овощи была у б1,бЗ% детей и б5,43% взрослых,наиболее часто в виде синдрома оральной аллергии, отека Квинке и крапивницы. По распространенности среди этиологических факторов чаще встречались аллергены яблок и лесных орехов — 25%, мед, грецкие орехи, морковь, персик, киви — 10—12%, картофель, цитрусовые, арахис — 7%, банан, дыня, вишня, груша, горох, абрикос — 3—5%.


Большинство пациентов были чувствительны сразу к нескольким продуктам — более 5—24,6%, 3—4— 25,4%, 1—2—12,9%. Прик-тест у больных поллинозом выявил пищевую аллергию в 58—75% случаев, причем ведущими этиологическими факторами были арахис (40%), сельдерей — 32,08 %, соя — 29,58%, картофель — 24,17%, морковь — 21,67%, 10— 20% — лесной орех, томат, горох, киви, дыня, клубника; 5—10% —манго, абрикос, грецкий орех, персик, яблоко. Антитела (AT) класса иммуноглобулинов Е (IgE) к пищевым аллергенам выявлены у 54,17% обследованных лиц, наиболее часто (37,9—32,1%) — яблоко, морковь, арахис.


Оцените статью: (11 голосов)
3.64 5 11
Вернуться в раздел: Аллергия / Пищевая аллергия
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.