Место пищевой аллергии в проблеме пищевой непереносимости

фото Место пищевой аллергии в проблеме пищевой непереносимости
В клинической аллергологии приходится сталкиваться с серьезными проблемами ранней диагностики и терапии пищевой аллергии, которая является лишь одним из многочисленных проявлений собирательного понятия «побочные реакции на пищу». Повышенная чувствительность к пище включает разные по механизмам развития и прогнозу реакции непереносимости пищевых продуктов: пищевая непереносимость, пищевая аллергия, отвращение к пище. В США часто используют медицинский термин «побочные реакции на пищу» для обозначения различных нарушений, связанных с приемом пищи, детерминированных иммунологически или не связанных с иммунной системой. Не менее серьезную проблему представляет широкое внедрение в питание человека качественно новых продуктов, генетически модифицированных или измененных, о влиянии которых на ЖКТ, гепатобилиарную и иммунную систему нет убедительных данных.

Более того, отсутствуют объективные сведения о распространенности, спектре этиологических пищевых аллергенов и особенностях течения пишевой аллергии среди лиц с непереносимостью пищевых продуктов и в популяции.
Тем не менее, можно утверждать, что по механизму развития выделяют истинные аллергические реакции на пищевые продукты и псевдоаллергические.
Известно также, что псевдоаллергические реакции, или ложная пищевая аллергия, встречаются значительно чаще, чем истинная пищевая аллергия, а спектр причинных пищевых аллергенов значительно различается в зависимости от климатогеографических и экологических условий региона.

Ложная пищевая аллергия — комплекс патологических проявлений, имитирующих реакцию немедленного типа и обусловленных неспецифическим гистаминовым механизмом.
Существует несколько гипотез, объясняющих развитие реакций непереносимости пищи, которые легли в основу классификации пищевой непереносимости.

Полученные за последние годы сведения позволили конкретизировать некоторые представления о механизмах формирования и проявления иммунодефицитных состояний и аллергического процесса при пищевой непереносимости, что абсолютно необходимо для осмысленного подхода к использованию существующих методов лечения аллергопатологии и других иммунозависимых заболеваний, в том числе и в новых условиях проживания человека, а также поиска усовершенствованных, наиболее эффективных патогенетических методов терапии и профилактики аллергических заболеваний и иммунной недостаточности, обусловленных реакциями непереносимости пищевых продуктов.

Более того, своевременное выявление природы пищевой непереносимости позволит предупредить развитие обострений и осложнений, связанных с приемом пищи, и добиться максимальных достижений в улучшении качества жизни и трудоспособности.
Пищевая аллергия характеризуется иммунологически опосредованными механизмами развития пищевой непереносимости, развитием аллергических реакций после приема определенных пищевых продуктов, развивающихся по гуморальному или клеточному типу.

В клинической практике, как правило, диагноз «пищевая аллергия» ставят на основании наличия причинной связи между приемом пищи и развитием клинических симптомов ее непереносимости, механизмы которых, как известно, чрезвычайно неодинаковы.
В то же время хорошо известно, что причины пищевой непереносимости весьма разнообразны, а аллергическая природа реакций на пищу встречается значительно реже, чем считают многие врачи.


Вероятно, по этой причине до сих пор отсутствуют точные статистические данные о распространенности истинной пищевой аллергии. По сведениям отечественных и зарубежных исследователей, распространенность пищевой аллергии колеблется в широких пределах от 0,01 до 50%. По литературным данным, в среднем распространенность пищевой аллергии у детей составляет 10 %, а у взрослых—2 %.

Наиболее часто пищевая аллергия встречается у больных с атопическими заболеваниями, в частности, при атопическом дерматите у детей — у 30-40%, у взрослых — у 20%, при атопической бронхиальной астме — у 17%. По нашим данным, аллергические реакции на пищевые продукты отмечаются: у больных атопическим дерматитом — у 48%, поллинозом — у 45%, крапивницей— у 63%, бронхиальной астмой — у 15%, аллергическим ринитом — у 15%.
Среди больных с заболеваниями ЖКТ и гепатобилиарной системы распространенность пищевой аллергии выше, чем среди лиц, не страдающих этой патологией, и колеблется от 5 до 50%.

Практически любой пищевой продукт может быть аллергеном и стать причиной развития пищевой аллергии.


Однако существуют продукты питания, обладающие выраженными аллергизирующими свойствами и имеющие слабую сенсибилизирующую активность. Более выраженными сенсибилизирующими свойствами обладают продукты белкового происхождения, содержащие животные и растительные белки, хотя прямая зависимость между содержанием белка и аллергенностью продуктов отсутствует.

В настоящее время отсутствует общепринятая унифицированная классификация пищевой аллергии. В классификацию побочных реакций на пищу, принятую за рубежом, выделяют следующие реакции: истинная пищевая аллергия; пищевая псевдоаллергия, или ложная пищевая аллергия; пищевая аллергия; токсические пищевые реакции; анафилактический шок.

Среди реакций непереносимости пищевых продуктов можно выделить реакции на пищу токсического и нетоксического характера.
Среди нетоксических реакций на пищу выделяют пищевую непереносимость, обусловленную нарушениями в системе иммунитета—пищевую аллергию, и реакции неиммунологического характера — пищевую непереносимость.

Пищевая аллергия может быть опосредована участием антител класса IgE и иммуноглобулинами других классов.
Неиммунологические реакции на пищевые продукты могут развиваться на примеси, содержащиеся в пище, у больных с энзимопатиями и др.
В практике клинического аллерголога-иммунолога чаще встречаются пациенты с истинной и ложной пищевой аллергией, или псевдоаллергией.




По данным научно-консультативного отделения ГНЦ — Института иммунологии ФУ «Медбиоэкстрем» при Минздраве России, на непереносимость пищевых продуктов указывают 65% больных, страдающих аллергическими заболеваниями. Из них истинная пищевая аллергия на пищевые аллергены выявляется приблизительно у 35%, псевдоаллергические реакции — у 65%.

В структуре аллергических заболеваний истинная пищевая аллергия, как основное аллергическое заболевание, составляет 5,5%, реакции на примеси, находящиеся в составе пищевых продуктов, — 0,9%.
В организме одного и того же больного возможно одновременное развитие истинной пищевой аллергии на одни нутриенты и пищевая непереносимость — на другие — при однотипной клинике. Процессы сенсибилизации участвуют в патогенезе хронических заболеваний системы пищеварения. Несмотря на широкую распространенность (4%) патологических реакций организма, развивающихся в результате употребления продуктов питания, пищевая аллергия остается открытой проблемой: отсутствуют единая концепция патогенеза, общепринятая классификация, четкие диагностические признаки, а главное, дифференциальные критерии, позволяющие отличить истинную пищевую аллергию от пищевой непереносимости, имеющей в основе различные типы псевдоаллергических и токсических феноменов, отсутствие или дефицит дигестивных энзимов, психофизиологические нарушения, а также их комбинации. Необходимость разграничения пищевой аллергии и пищевой непереносимости диктуется существенными различиями в терапевтических подходах к данным состояниям. В этой связи актуальны всестороннее исследование параметров количественно-функциональных клеточного, гуморального и фагоцитарного звеньев у больных с извращенными реакциями на продукты питания и дифференциальный анализ иммунной функиии при пищевой аллергии и пищевой непереносимости.

По мнению A.M. Ногаллера (1983 ), пищевая аллергия встречается лишь в 10—15% случаев пищевой непереносимости. Как считает Л.В. Лусс , в структуре аллергических заболеваний истинная пищевая аллергия составляет 5,5%, реакции на примеси в составе пищи —- 0,9%. Ложная пищевая аллергия может быть на естественные компоненты продуктов эндогенного происхождения — глюкозалаты (капуста), цианиды (бобы, сладкий картофель), атропин (белена), прессорные амины (банан), соланин (картофель), липопротеины; экзогенные — афлотоксин (зерно, орехи), нитриты (шпинат, арбуз, капуста), нитрозамины, тирамин (сыр), сакситоксин (рыба); токсины, вызванные обработкой пищи (нагревание, экстракция, окуривание и др.), — канцерогены, метионин, сульфоксинин, трихлорэтилен, этиленок-сид и др.; токсины обработки растений — пестициды (органофосфаты), инсектициды, гербициды (хлорфеноксил), фунгициды (пентахлорфенол), металлы и др.; пищевые добавки — подсластители, консерванты, красители, ароматизаторы (в пище их может быть около 2700 разновидностей). Истинная и ложная пищевая аллергия нередко комбинируются и усиливают друг друга. По данным научно-консультативного отделения ГНЦ Института иммунологии ФУ «Медбиоэкстрем» при МЗ РФ, у 65% больных аллергическими заболеваниями встречается ложная пищевая аллергия. При нормальном функционировании ЖКТ и гепатобилиарной системы сенсибилизация к продуктам питания энтералъным путем не развивается. Важную роль (приблизительно 50%) играет отягощенный аллергоанамнез. При воспалительных процессах в ЖКТ наблюдается повышение проницаемости слизистой кишечника. Нарушение всасывания высокомолекулярных соединений может быть обусловлено дезорганизацией этапов превращения пищи в ЖКТ при ДЖВП, дискинезии кишечника, энзимопатии, недостаточной функции поджелудочной железы, при беспорядочном, редком или частом питании и повышенной кислотности желудочного сока, снижении всасывания нерасщепленных белков. Недостаток в пище солей кальция способствует повышению всасывания нерасщепленных белков. Тем не менее, даже при повышении проницаемости слизистой ЖКТ и избытке антиген в кишечнике развитие пищевой аллергии невозможно без генетически обусловленной способности организма продуцировать аллергические антитела. Но и генетические факторы — не основные в развитити пищевой аллергии, как показало наблюдение за монозиготными близнецами.

Механизм IgE-ответа (гиперчувствительность немедленного типа 1-го типа) пищевой аллерген должен индуцировать функции Т-хелперов и угнетать функции Т-супрессоров, что ведет к повышению продукции IgE. IgG4 наряду с IgE важны при аллергии к молоку, яйцам, рыбе. Тартразин и другие азокрасители играют роль гаптенов, комплексируясь с протеинами, например сывороточным альбумином. Пищевой аллерген должен иметь не более двух отстоящих друг от друга идентичных детерминант, связывающих рецепторы на клетках-мишенях с последующим высвобождением медиаторов аллергии. При ложной пищевой аллергии — те же медиаторы (гистамин, лейкотриены, простагландины, другие цитокины), но без аллергических антител. При этом роль гистамина повышается при избытке его поступления, образования в кишечнике и нарушении инактивации. Могут быть реакции на тирамин, пестициды, хлорорганические и сернистые соединения, аэрозоли кислот, продукты микробиологической промышленности, загрязняющие пищевые продукты.
Механизмы развития пищевой аллергии изучены недостаточно. Диагноз сложен, так как отсутствуют единые методические подходы, унифицированные методы диагностики, позволяющие выявить все многообразие механизмов, принимающих участие в реализации реакций гиперчувствительности к пище. Важно собирать не только пищевой, но и фармакологический анамнез.


Оцените статью: (11 голосов)
4 5 11

Cтатьи из раздела Аллергия:


Диагностика пищевой аллергии.
Как лечат пищевую аллергию
Как проявляются пищевые аллергические реакции?
Какая пищевая аллергия наиболее распространена?
Каким образом занятия спортом могут влиять на развитие пищевой аллергии?
Каковы симптомы и признаки пищевой аллергии?
Каковы условия для имитации пищевой аллергии?
Вернуться в раздел: Аллергия / Пищевая аллергия
2007-2017 © Copyright ООО «МЕДКАРТА». Все права на материалы, находящиеся на сайте medkarta.com,
охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.